Гей рассказ "огромный член"

Крупный инструмент

Я вырос в частном секторе, где все обычно какие-нибудь друг другу дальние родственники, но даже если  генетического родства не прослеживается, то настолько все давно и дружно рядом живут, что почти как родственники. Поэтому когда чей-то сын обращается к соседке через 5 домов как тетя Люба или к соседу – дядя Вася, это частично подразумевает какое-то близкое знакомство, нежели просто обращение к взрослому человеку. Так у меня, соседа я звал дядя Леша, а приходящего иногда к нему его сослуживца – дядя Петя. Если дядю Лешу я помню с самого детства, то дядя Петю я видел пару раз в год, может, и вообще не знал, кто он такой и откуда взялся. Вроде бы жил тоже где-то рядом, но постоянно то ли работал, то ли уезжал в командировки.

Я к нему относился как просто к незнакомому человеку, который был товарищем знакомого мне дяди Леши, но вот дядя Петя всегда встречал меня радостно, теребил за волосы, интересовался как у меня дела, как будто был мне старшим братом или крестным отцом. Мне было это очень странно, потому что мною так никто больше не интересовался, кроме своих родителей. Даже мой крестный появлялся раз в пятилетку с какой-нибудь просьбой к родителям и лишь тогда вспоминал обо мне, удивлялся, как я быстро расту. Когда я стал уже студентом и осознал свой интерес к своему полу, то в эти редкие встречи с этим дядей Петей я стад обращать внимание на него. Только теперь я заметил, насколько он симпатичный внешне: очень мужественные угловатые черты лица, выраженные подбородок и кадык, коренастое телосложение, видно, что мощный мужик, но без выраженных качковских округлых мышц, а, наоборот, с чуть заплывшими жирком боками и выдающимся вперед пивным животиком. Всегда распахнутый наполовину ворот рубашки не скрывал его заросшую единым волосатым каштанового цвета ковром  грудь и лаконичный удлиненный крестик на нетолстой цепочке наподобие того, как носил герой Адриано Челентано в фильме «Укрощение строптивого».

Дядю Петю выделяло среди всех остальных мужчин нашего района наличие длинных волос, всегда свободно развевающихся во все стороны, волосы прямые, светло-каштановые с серебринкой седины. Когда дядя Петя надевал очки с зеркальными линзами, то становился похож на героя голливудских фильмов, его широкая улыбка с прекрасными зубами, нетривиальная прическа и массивный общий вид могла бы стать украшением любого блокбастера. Дядя Петя так и продолжал встречать меня как любимого племянника, радостно здоровался и интересовался моими делами. А я не знал ни его фамилии, ни где он живет, ничего о нем, кто он такой, кроме того, что он, по-видимому, очень хороший знакомый и друг дяди Леши. 

Однажды я копался у себя в сарае, разбирая гвоздики-винтики, и невольно услышал разговор за стенкой подвыпившего дяди Леши с дядей Сережей. Этим днем дядя Петя заглядывал к ним в гости, как обычно потрындел немного со мной и вот недавно ушел. Дядя Леша и дядя Сережа говорили о нем, обсуждая какой он ладный мужик  и как ему не везет в бабами, третья жена ушла от него и вот он мужик в 45 лет, в самом расцвете сил, опять один-одинешенек. Они обсуждали возможные причины его неудачной личной жизни, сводилось все тому, что все бабы суки и проститутки, но повысив градус, дядя Леша вдруг выдвинул совершенно другую идею. Он вспомнил его совместную службу с дядей  Петей и поделился одной очень пикантной деталью, которая могла стать поводом для проблем с личной жизнью.

Дядя Леша рассказал, что у Петьки в армии все заметили необычайно огромный половой член, который в бане мотался как хвост спереди ниже середины колена. Это стало вначале предметом насмешек, но после того, как Петька помахал кулаками, открытые насмешки прекратились, но эту деталь все равно при случае все вспоминали и похихикивали втихаря. Второй всплеск слухов и обсуждений не дюжих Петькиных размеров стала информация, что ему не дала повариха Галя, которую ебли все солдаты и офицеры, о ебливости которой ходили легенды. По слухам, как только Галина узнала о достоинстве Петра, она соблазняла его всеми возможными способами, но тот был непреклонен. Однажды она все же нашла к нему нужный подход и раздвинула ноги, о чем тут же пожалела. Галя не выдержала и пяти минут, как все ее грезу о том, чем больше и толще хуй, тем лучше, растаяли как снег на печке.

Она заорала от дикой боли и еще неделю никому не давала, лишь потом становясь раком перед избранными. Оно и было неудивительно, ведь куда там уместиться в пизде этому черенку, которым впору гвозди забивать. Дядя Сережа предположил, что все Петькины бабы в итоге не выдерживали его хуя, размером с руку и поэтому уходили от него, наебавшись на всю жизнь вперед. Дядя Сережа только ржал от этих подробностей и отвечал дядя Леше, что постоянно говорит своей жене Тамаре, когда та начинает подтрунивать над небольшими размерами его члена: «Маленький хуек – в пизде королек». Мужики ржали, допивая бутылку самогонки, а меня эта информация взволновала не хуже, чем порно от Майкла Лукаса. Я смазал себе зад защитным кремом для рук и начал ебать себя черенком от огородной тяпки, он был деревянный и хорошо отполирован. Я уже несколько месяцев разрабатывал себе зад, чтобы безболезненно ебаться с парнями, и мои тренировки дали эффект: зимние длинные огурцы среднего размера уже относительно свободно входили мне в зад.

Но сейчас я ебал себя тем, что пришлось под руку, представляя, как в меня входит огромный хуй дяди Пети. Я быстро кончил, едва прикоснувшись в своей залупе, настолько было сильным возбуждение от рассказа дяди Леши. Надо же, столько лет знать дядю Петю и только сейчас узнать о его особенности. Визуально об этом нельзя было и догадаться, я видел его всегда только в штанах. Я решил, во что бы то ни стало, как-то сблизиться с дядей Петей. Узнать где он работает, как отдыхает, найти с ним какие-то общие интересы и точки соприкосновения, что бы хоть увидеть, хоть случайно, хоть мимолетно, его диковинный орган. Послышалось журчание, я выглянул в щель между досок, дядя Леша ссал в траву рядом с сарайской стеной. У него тоже был вполне приличных размеров шланг, учитывая, что он был в висячем состоянии, мощная ровная струя и волосатые яйца. Дядя Леша ссал долго, рыча при этом и потрясывая член рукой. Накрывшая меня  волна возбуждения заставил еще раз вздрочнуть от этого офигенного вида. Было бы заебись подставить ебальник под эту волшебную толстую струю, при этом насадившись на огромный елдак дяди Пети. Я закрыл глаза и погрузился в свои фантазии, обкончав сарайскую стену.

Узнать все о дяде Пете не составило большого труда. Стоило лишь спросить дядю Лешу о его армейской службе, как он мог часами рассказывать о том времени. Периодически я расспрашивал его о дяде Пете, о том какой он был тогда и какой сейчас.  Я выяснил, что дядя Петя работает водителем маршрутного такси, чему очень удивился, потому как он ни разу не попадался мне. Он работал на таком маршруте, которым я никогда в жизни не пользовался. Кроме этого, я выяснил, что он очень уважает рыбалку и частенько на выходных сидит на одном из местных прудов с удочками. Дядя Леша так расчувствовался, вспоминая свою армейскую службу и рассматривая фотографии из альбома, что сходил за бутылкой из заначки и выпил сотку. Я вместе с ним всматривался в когда-то бывшие черно-белыми, а ныне – серо-зеленые фотографии с обнаженными по пояс солдатами. Я бы мечтал находиться рядом с  такими бравыми военными. Дядя Петя откинулся на спинку кресла, закрыв глаза прокручивая в памяти свое прошлое. Я сидел на ковре, но вместо альбома смотрел ему между ног.

Через шорты мне было видно волосатое яйцо и участок головки члена дяди Леши. У меня было возбуждение, я хотел бы воткнуться в этот пах носом и языком… Я отвернулся и продолжил листать альбом. Одно фото заставило мое очко вспотеть. На нем были молодые солдаты, купавшиеся в реке, некоторые были голые, черные треугольники в паху контрастно выделялись посреди белоснежных тел, некоторые были в трусах. Один из солдат на заднем фоне был явно дядей Петей, хотя его практически невозможно тут узнать почти лысого. На фото был запечатлен момент, как он стоит почти в профиль у берега и выжимает трусы, при этом явно заметно очертание дуги его члена, почти параллельного ноге. Не зная его этой интимной детали, я бы и внимания не обратил, но теперь я точно знал, что это именно дядя Петя и это именно его большой член, а не артефакт пленки или моя фантазия. Я оставил дядю Лешу с его воспоминаниями наедине и поспешил домой обдумывать план действий.

Ничего лучше я не придумал, как навязаться с дядей Петей на рыбалку, хотя я ничего в ней не соображаю, никогда эта сфера меня не интересовала и не привлекала. Для начала я прокатился с ним в маршрутке, как бы невзначай встретившись с ним. Он был удивлен увидеть меня, ведь я раньше никогда не ездил этим маршрутом. Отшутившись, что еду в гости, я проехал с ним до конечной. Итогом нашего разговора стало то, что мы договорились идти в субботу на рыбалку. Довольный я вышел на конечной и скрылся в супермаркете. Дождавшись, когда дядя Петя уедет, я нырнул в автобус в обратную сторону. Дядя Петя велел быть готовым в 4 утра, он запланировал поехать на неблизкий пруд на своей старенькой ниве на сутки. Я вообще-то был не готов сразу настолько погружаться в рыболовную среду, но подумал, что это может и неплохо для моих корыстных целей.

Встать так рано утром было для меня тяжелым испытанием, но чашка крепкого свежемолотого кофе хорошо взбодрила меня. Дядя Петя приехал чуть раньше и стоял около машины, покуривая, пока я выходил с рюкзаком из подъезда. На нем был армейский летний костюм типа горка в пиксельный рисунок «песчаная пустыня», военные берцы и зеркальные очки-авиаторы. Он походил на американского военного полностью, если бы еще держал в руке банку колы, а не цедил какие-то дешевые сигареты. Я не мог оторвать от него взгляд, когда он легко выхватил у меня из рук рюкзак и кинул его на заднее сиденье. Мы двинулись в путь. Дома я продумывал, о чем можно будет с ним разговаривать, ведь по сути мы совсем не знакомы, но его коммуникабельность зашлкаливала, он начинал какие-то разговоры обо всем на свете, на что у меня тоже постоянно находились свои какие-то мыли , примеры из жизни и суждения.

Не было напряженного поиска общей темы, пауз, была бесконечная нескончаемая беседа с прерыванием, перебиванием друг друга, перескоком с темы на тему и желание подробно рассказать друг другу о том, о сем. За оживленной беседой я не заметил, как мы добрались на место. Это оказался не пруд, а заводь извилистой реки, по бокам поросшая ивой и камышом. Хорошее место для отдыха и рыбалки, только сюда нужно знать дорогу, потому что на руках объяснить невозможно все эти повороты с трассы и грунтовки. На том берегу виднелась пара рыбаков, и больше никого не было, видно место было и впрямь непопулярное, незнакомое широкому кругу любителей рыбалки. 

Дядя Петя сразу начал устанавливать снасти, удочки, учить меня насаживать наживку, закидывать удочку. Клев был не такой хороший, на какой рассчитывал дядя Петя, я вообще поймал только несколько маленьких рыбок. Он же за несколько утренних часов выловил с полведерка различной мелочи. К 9 утра нервы у дяди Пети сдали, он плюнул на плохой клев, вытащил из машины бутылку водки и разложил закуску. Я тоже вынул припасенные бутерброды и термос с кипятком, залил доширак. После третьей рюмки жизнь стала снова налаживаться, оптимизм на хороший клев вернулся и на самом деле, поймались несколько подлещиков и один крупный карась, которого вынимали из воды огромным сачком, и то, он из него чуть не выпрыгнул.

Рыба отправилась в сумку-холодильник. На улице стало сильно разжаривать, клев стал никакой, рыбаки с соседнего берега уехали. Я начал клевать носом, зевать, чем заразил и дядю Петю. Мы сошлись на мнении, что можно и нужно отдохнуть поспать. Я начал раскладывать и устанавливать свою небольшую палатку и надувать ножным насосом матрас. Дядя Петя удивился, когда из относительно небольшого мешка получилась вполне себе приличная двухместная палатка, да еще с матрасом. Я, конечно, надеялся, что спать мы залезем оба в мою палатку, ее размеры позволяли это сделать вполне, но дядя Петя лег в машине. 

Я отрубился сразу, так как вставать в столь ранний час мне приходилось нечасто и к полудню я изрядно вымотался. Проснувшись, я не сразу сообразил, где я и сколько сейчас времени. Я выглянул из палатки, дядя Петя стоял на берегу переодетый в красные шорты по колено с голым торсом и поправлял удочки. Он был мокрый, с шорт стекала вода.

- Сходи, искупайся, только чуть поодаль, а то распугаешь рыбу. Вода – просто прелесть, - дядя Петя повернулся ко мне и по-доброму улыбнулся.

Я рассматривал его волосатый торс и все больше влюблялся в него. Шорты были спереди небрежно завязаны на сломанном крючке и волосы на лобке нагло пробивались сквозь прогал между тканью. Мокрый материал облегал и слегка выдавал силуэт достоинства, но ветер пузырил шорты и не давал фантазии разыграться в полной мере. На коленке у дяди Пети была татуировка в виде четырехконечной звезды как на компасе, что она означала, я не знал, но какой-то отсыл к тюремной тематике всплыл в моем сознании и хуй тут же налился кровью. Я зашел за машину и там переоделся в специально взятые на случай купания плавки, заказанные через интернет, бело-зелено-голубые, очень красивые. Дядя Петя ничего мне не сказал, но я видел его неотрывающийся от меня взгляд, когда я прошел в этих плавках за кусты в то место, где можно было зайти в воду и скупнуться.

Вода в самом деле оказалась очень тёплой, я с удовольствием проплыл несколько метров. Я посматривал издалека на дядю Петю, как он ходит по берегу и вглядывается в поплавки. Я отплыл немного за камыши, так что он не мог меня видеть и наблюдал за ним. Он потерял меня из виду, поискал глазами по водной глади, отошёл к кусту, вытащил свой член и начал ссать. Мне была видна только его спина, как я ни надеялся, он не повернулся ко мне лицом, а заправил член в этом же положении. Я вылез из воды и пошёл обратно к палатке.

- Ну, как клев, лучше чем утром? - спросил я, доставая полотенце и вытираясь. 

- Шутник, - ответил дядя Петя, - ща поставим сеть с тобой, тогда узнаешь, какой тут клев. Только сними свои красивые трусы, а то пока сеть ставить будем, перепачкаешь их в тине.

- Хорошо, буду ставить без трусов, - засмеялся я и получил такой же смех в ответ.

Я вытащил из рюкзака, запасные обычные трусы, купленные в военторге, чёрные, тряпочные, пошитые свободными шортами. Уже не стал заходить за машину и переоделся прямо при дяде Пете, сверкнув перед ним белой задницей и наголо выбритым лобком с небольшой пиписькой. 

Мы залезли в воду, растянули сеть и аккуратно вышли из воды. Шорты у дяди Пети отяжелели от воды и сползли сзади на полжопы, пока он вылезал из реки. Его волосатая поясница продолжалась волосиками между ягодиц, а жирненькие подушечки по бокам так и манили потрогать. Я вылез из воды с полустоячим членом, пытаясь сбить стояк, делал вид, что отжимаю воду из плавок. 

- Да сними ты их, не мучайся, все равно никого нет в округе, вон повесь на сук, сейчас высохнут за полчаса, - дядя Петя показал сам мне пример, сняв передо мной свои шорты, отжав их и повесив на куст. 

Я ошарашенно смотрел на его болтающийся хобот почти до колена и щипал себя за ногу больно, чтоб пересилить желание организма спровоцировать бурную эрекцию. Его член был реально похож на хобот слона, начинался толсто и продолжался ровно с толстой кожей, весь в поперечных складках, у середины бедра  переходил в головку, утолщаясь и конусообразно сужаясь к уретре. Крайняя плоть, не смотря на большую длину хуя, закрывала головку почти на 100%, лишь у краешка оставляя круглое отверстие, через которое выглядывала широкая щель уретры. По всему члену проходила извитая крупная вена, с несколькими ответвлениями вокруг. Лобок был густо заросшим темно-коричневыми волосами, свитыми в кудри, и оволосение продолжалось под яйца, сами яички при этом выглядели голенькими лишь с небольшим пушком волос, они отвисали, показывая, насколько они тяжелы, одно чуть ниже другого. Бедра с внутренней стороны у дяди Пети были также покрыты густым ковром коротких темных волос, под яйцами все сливалось в манящий черный волосатый узел. Я застыл в полнейшем ступоре и нагло и бесцеремонно пялился на дядю Петю. Он заметил мое удивление.

- Здорово меня природа наградила? – он взял свой хуй и помахал им.

- Да уж. Не то что меня – я с трудом выговаривал слова от шока.

- Ну зато с твоим инструментом к любой бабе подстроишься, а мой   вот очередная жена после полугода жизни не выдержала, хотя сперва еблась как кошка, - Дядя Петя поглядел на мой писулек. – когда в жопу захотел ей засандалить, она сперва согласилась, а потом как до дела дошло взбрыкнулась и вот результат, опять один, опять дрочу.

- Нужно было дать ей попперс.

- Эт че такое?

- Средство такое для расслабления мышц, легко анальный секс с ним происходит.

- Круто, где его в аптеке продают? А ты откуда про него знаешь? С твоим можно в любую жопу без мыла войти, – дядя Петя заржал как конь, его хобот трясся вместе с ним, болтаясь как шланг для воды.

Я покраснел, ничего не ответив, все продолжая больно щипать себя за ногу сзади, чтоб член не встал.  Дядя Петя вытащил из  машины покрывало, расстелив его на траве,  и развалился на нем животом вниз. Мне представилась возможность лицезреть его шикарный зад с торчащими между булок волосами и прищемленными внизу яйцами и хуем. Я почувствовал, что член начинает вставать, не смотря на все мои попытки переключить внимание на болевые ощущения. Я быстро тоже лег на живот, спрятав свою эрекцию. Дядя Петя моментально закемарил и тихонько захрапел, а я своим взглядом исследовал каждый сантиметр его тела, каждый волок, мысленно проходя по его телу кончиком  языка. Я отвернулся от него, чтоб не мучать себя мучительными фантазиями и лег набок спиной к нему, тоже закрыв глаза и поверхностно задремав.

Его рука погладила меня по спине и прошлась внизу к попе, грубо  сжав ее ладонью, его палец проскользнул к анусу  и начал его массировать. Я встрепенулся, это был не сон, дядя Петя меня мацал за жопу, я повернулся и тут он тоже полностью очнулся, не понимая сначала что случилось. Его член окреп и стал чуть больше и толще, шкурка натянулась до половины залупы, из дырочки просочились прозрачные капли.

- Бля, Танюха приснилась – дядя Петя засмеялся, переведя конфуз в шутку, но его член не думал опадать, – и что, блять, теперь с ним делать…

- Мне кажется, я знаю, что можно сделать – я взял его хуй в свою руку и начал плотно обжимать его ствол, осторожно подрачивая.

Дядя Петя сидел с раздвинутыми ногами, а я уже обеими руками надрачивал его конскую елду. Он ничего не говорил, только охал и ахал, не препятствуя моим действиям. Почувствовав свободу, я одной рукой начал мять его яйца и сильно оттягивать их. Хуй окреп до максимальной упругости, он не стал каменным, как это бывает с обычными членами. Он стал очень жёстким, но все же легко поддавался усилиям и гнулся. Я гонял его шкурку, максимально оттягивая ее и натягивая уздечку. Я хотел взять его член в рот, но, не смотря на такое лояльное отношение к происходящему, я боялся, что уж на это дядя Петя точно отреагирует отрицательно и сдерживался. Когда он затрясся в предоргазменной дрожи, я не удержался и обхватил его залупу губами, приняв весь его мощный обильный фонтан спермы себе в рот, несколько раз глотая охуенную вкусную огненную сперму. Дядю Петю еще сотрясали судороги оргазма, и из уретры все еще вытекала порциями сперма, я все еще держал его сдувающийся хуй руками, выжимая из него все до капли  и слизывал. Когда он, наконец, расслабился и опустил ноги на покрывало, я отцепился от его члена. Он никак не комментировал случившееся.

Повалявшись минут 10, мы встали, нацепили шорты и полезли в воду вытаскивать сеть. Эта возня продолжалась нестерпимо долго, сеть зацепилась за какую-то корягу, запуталась, но наши двухчасовые труды по распутыванию вознаградились несколькими крупными рыбехами, парой десятков раков, мелочевку мы выпустили обратно в реку. Вечерело, мы заново поставили сеть, переоделись в сухое и развели костер. Дядя Петя достал бутылку и мы под его анекдоты и курьезные рассказы из жизни варили раков, выпивали. Дядю Петю приспичило, и он ушел подальше в кусты посрать. Я остался один у костра и думал, как бы повторить минет и может закинуть удочку на что-то большее. Его не было около получаса, я уже начал кричать, куда он пропал. Он вылез из темени кустов, уже смеркалось. Он был голый и нес в руках отжатые шорты.

- Блять, залез подмываться, что-то чувствую, чешется в одном месте, нащупал на жопе какую-то шишку, поди клещ. Это теперь поймал утром, когда ходил в кусты. Прости, конечно, но придется тебе побыть доктором.

Дядя Петя встал на покрывало раком, раздвинув ягодицы. Я посветил туда, там на самом деле почти рядом с анусом, где нежная кожа присосался клещ, еще не надулся до больших размеров. Вместо клеща, я рассматривал дядь Петино очко. Густые волосы, спускающиеся с поясницы между булок и поднимающиеся со стороны яиц, в месте анального отверстия прекращали свой рост и обрамляли его дугами, как закручивающаяся спиралью космическая галактика. Светлая кожа у линии роста волос граничила с более темной кожей ануса в радиальных складках и сама дырка не была нетронуто девственной, а представляла собой явное углубление, как будто ее только, что выебли. Видать, срал дядя Петя такими огромными снарядами, соизмеримыми с размерами своего члена.

- Ну что там? Видишь клеща? – дядя Петя протянул жалобно.

- Вижу, сейчас выну – я смазал клеща маслом и накинул на него нитку. Масло потекло в низ, я сделал рефлекторное движение и размазал масло по анусу дяди Пети. Я так делал нескольким парням, которых ебал и рука запомнила это движение сделала это сама. Дядя Петя ничего не сказал по поводу этого моего действия. Я начал двигать ниткой туда-сюда, выкручивая клеща. Очко у дяди Пети перестало быть статичным и начало расслаблять и сжиматься, это было непосильно возбуждающе, у меня снова налился хуй. благо уже было темновато, фонарь светил ограниченно, освещая только дядь Петину жопу. Клещ удалился, дядя Петя  поднялся.

- Погоди, надо смазать ранку йодом, - я открутил пузырек и макнул в него ватную палочку.

Дядя Петя просто наклонился передо мной и раздвинул жопу, я вытер салфеткой масло и смазал место укуса йодом. Самого клеща я раздавил ногтем. Я сидел на покрывале, а дядя Петя стоял передо мной, наклонившись, его очко было прямо перед моим носом. Я сделал вид сто споткнулся и сильно воткнулся в его жопу губами, постаравшись облизать его анус как можно шире, и тут же откинулся назад.

- Готово, – я надежно закрутил пузырек.

Дядя Петя повернулся ко мне, его член оказался очень близко к моему лицу.

- Спасибо, я твой должник, – дядя Петя потянулся руками как после сна. 

Он не отходил от меня и продолжал оставаться так же близко. Костер почти потух, только краснели угольки, гудели сверчки, солнце было близко к горизонту, тень кустов уже создавала ощущение ночи, хотя на открытых участках было еще достаточно светло. Я почувствовал, что дядя Петя не против нашего сближения и прикоснулся губами к его залупе. Он как стоял, подняв голову вверх, так и стоял, никак не реагируя на меня. Я обхватил его член губами и начал медленно сосать, заглатывая все глубже и глубже. Благодаря тому, что он легко как губка сжимался до нужного диаметра, но имел все же внутреннюю упругость, он легко подстраивался к изгибам моей глотки. Моя способность глубоко брать длинные хуи в рот удивила дядю Петю. Он опустил голову на меня.

- Ну, бля, ебать, ты молодец! Такого умельца я встречал только раз в жизни, в армии офицер у нас был, тот глотал мой хуй почти весь, как уж у него там желудок устроен был, не знаю, но, блять, только благодаря ему я сливал сперму все два года, повариха, сука, сперва терлась, терлась ко мне, а как до ебли дошло, так убежала, – дядя Петя, наконец, взял меня за голову и начал руководить, двигая мной так, как ему хочется.

Я наслаждался процессом, меня жутко возбуждало то, что меня насаживают словно мясо на шампур, пронзая почти насквозь. Мой небольшой хуй торчал как шип у кактуса, остро и твердо, я теребил его, больно сжимая свои непропорционально крупные яйца. Дядя Петя вынул из меня хуй и постучал им мне по лицу.

- Давно ты научился хуи сосать? Все вон под стол бегал, а теперь вон какой лось стал, вырос, да еще такие способности оказались – дядя Петя дрочил себе сам хуй, водил залупой мне по губам.

Я не отвечал, а ловил ртом его член. Мы совсем забыли про удочки, как дядя Петя заметил поклёвку на одной из них и сорвался подсекать.

- Тащи сачок, видать, большая рыба, бля, ебаный в рот, как упирается, – дядя Петя орал матом.

Я метнулся за сачком, с горем пополам мы вытянули на самом деле крупную брыкающуюся во все стороны рыбу, оттащив ее подальше на берег, чтоб не упрыгала назад в реку. Дядя Петя повалился на покрывало, тяжело дыша. Я переставил удочку.

- Все, хватит, утром сеть выловим, что поймалось, того и хватит, – дядя Петя тяжело поднялся и сходил в машину за выпивкой, разворошил костер, покидав в него новую порцию хвороста. 

Мы сели доедать раков, припасенную из дома еду и выпивать. Солнце закатилось, стало зябко, мы накинули куртки, дядя Петя все еще оставался без трусов. Алкоголь развязал мне язык и придал смелости, я уже внаглую предложил дядя Пете продолжить сосать ему. Тот без проблем согласился, сев поудобнее и раздвинув ноги. Я лег на покрывало и приступил уже тщательно вылизывать волосатый дядь Петин пах, как хотел. Я провел языком по бедрам к яйцам, по одному взяв из в рот и тщательно обсосав, потом вылизал под яйцами и вокруг них, и только после этого начал сосать сам хуй, одновременно подрачивая его. Я смог взять его в себя почти на 2/3, дядя Петя взял меня за загривок и ограничивал мое насаживание, боясь, что нанесет мне вред.

Поиграв с его хуем минут 15, я снова спустился к яйцам и под них, уверенно направляясь к очку. Осмелев совсем, я поднял дядь Петину ногу и положил его на бок, сам впившись губам ив его очко. Дядя Петя издал череду отборного мата и восклицаний, как ему заебись и как он мечтал, чтоб его бабы ему так отлизывали жопу. Он реально кайфовал, когда я широко чесал его жопу языком, проходя и по ягодицам и по волосатым зарослям вокруг ануса и жестко присасываясь к самой дырке, проникая в нее языком. Дядя Петя тащился, как говорится, «как удав по стекловате», подталкивая меня за голову своей рукой вглубь своей жопы.

Внезапно дядя Петя встал и, сказав, что нужно отлить, направился к кустам. Я был достаточно нетрезв, чтобы предложить ему обоссать меня. Дядя Петя удивился, но тут же согласился, мы отошли  к воде, я сел на траву, откинув голову, а он выпустил из своего шланга долгую золотистую струю, часть которой попала мне в рот, я с удовольствием проглотил немного соленой мочи, размазав остальное по телу и дрочив себе в этой время хуй. Я скупнулся после золотого дождя и мы вернулись к костру, который уже окончательно догорел. Я вытерся полотенцем и предложил дяде Пете пойти поспать, а потом также часа в 4 утра встать, порыбачить и уже собираться домой. Было видно непонимание в его глазах, я видел, что он надеялся еще на долгий минет. Но он направился в машину, расстилая там покрывало и собираясь снова лечь там.

- Дядь Петь, пошли в палатку, она же двухместная, да и матрас, удобнее, чем в машине и комаров нет, сетки стоят,  - я снял с себя мокрые трусы, повесив их сушиться, но не стал надевать ничего на себя. 

Я залез в палатку, разлегся на одной половине матраса, накинув тонкое покрывальце. Дядя Петя еще возился с машиной, но скоро тоже появился в палатке, застегнув за собой  молнию антимоскитной сетки. Он лег аккуратно на вторую половину кровати. Мы полежали так минуты три, после чего я накинул на него свое покрывало и прижался к нему попой, он обнял меня рукой. Через пару минут я почувствовал, как его хуй окаменел в шортах. Он лег, не сняв их.

- Дядь Петь, попробуй меня в попу, – я не оборачиваясь, произнес слова в воздух.

- Не, ты что, тебе больно будет, – дядя Петя категорично ответил.

- Не больно, я тренировался дома игрушками и у меня попперс с собой есть и смазка – я дотянулся рукой до сумочки, вытащив из нее черный флакончик и тюбик с прозрачным гелем.

- Вот, сученок. Приготовился? Так ты на рыбалку ехал и ебаться? – дядя Петя похоже раскусил меня и понял мой план.

- Ну, одно другому не мешает, - я все же не торопился признаваться, что вся эта затея с рыбалкой имела одну конкретную цель. 

Пока дядя Петя, стягивал с себя шорты, я уже смазывал себе зад и пальцами растягивал анус. Чувствуя, что пока все слишком туго, я повернулся к нему лицом  и начал отсасывать. Дядя Петя уже смело брал меня за голову, зная мою способность брать глубоко, и двигал жопой, вгоняя хуй на половину и дальше уже более осторожно, всовывая в самое нутро. Я в это время просовывал себя в зад свои пальцы и когда 4 пальца, сложенные вместе стали входить в мою попу, я понял, что готов и повернулся к дяде Пете боком. Я сам взял его хуй и вставил себе в жопу, на первую треть хуй вошел без проблем как по маслу. Поелозив на этой длине минут 10, я нюхнул попперс и, извернувшись, нахлобучился еще на треть.

Ощущение, что меня посадили на кол, граничило с болью и дичайшим удовольствием. Его хуй уперся во что-то внутри меня, меня раздирало ощущение, что я часть дяди Пети, его неотъемлемый орган. Я добавил еще попперса и в разлитом кайфе начал искать положение, чтоб принять в себя весь его хуй полностью. Я нашел эту позу и почувствовал жопой, как уперся ей в тело дяди Пети. Тот буквально взорвался жесточайшим матом от невиданного кайфа, я дал ему нюхнуть попперс, и мы слились с ним в единое целое. Он обхватил меня плотно-плотно и ебал медленно, вынимая хуй лишь на треть и вгоняя до упора. Я чувствовал внутри, как он ебет меня головкой в какую-то кишку, натягивая ее и проникая дальше.

Без попперса это было невозможно, но с ним этой был такой кайф, что из хуя у меня то и дело текло, жопа выделила море своей смазки, хуй скользил как поршень в солидоле. Дядя Петя очень больно схватил меня за волосы, натянув мою голову к себе, и замер. Сказал, что кончил. Он не стал выходить из меня, мы продолжили лежать боком друг к другу, я насаженный на его хуй. кайф смешался со сном, полудрем прерывался ленивой еблей, иногда мы просыпались, и дядя Петя остервенело ебал меня, прочувствовав своим хуем все мои внутренние изгибы. Не знаю, сколько раз он кончил в меня за ночь, но утром я срал почти одной спермой. Дядя Петя сказал, что это была совершенно космическая ночь, еще ни одна баба не могла принять в себя весь его хуй полностью, да еще, чтобы всю ночь не слезать с него. Мое очко утром было похоже на пизду, оно стало щелевидной формы и легко принимало ладонь до половины.

Когда мы закончили с сетью, вытащили поймавшиеся туда рыбы, смотали удочки, дядя Петя подошел ко мне сзади и, уже не спрашивая, стянул с меня трусы, нагнул и без смазки вставил свой хуй сразу наполовину, а потом как будто подобрав секретный код, вставил весь до упора.  Разъебанная за ночь анальная дыра легко приняла его дубину. Дядя Петя ебал жестко, держа меня за бока и за волосы. Я дрочил себе и кончил 2 раза, пока он драл меня в зад. Он спустил в меня, вытянув уставший обвисший шланг, сходил подмыться, и мы засобирались домой.

Впереди было еще воскресенье перед рабочей неделей. Его я провел у дяди Пети дома. Мы разделывали рыбу, мелкую засолили, крупную чистили и жарили.  Весь вечер и половину ночи он не слезал с меня, превратив мое очко в бездонный колодец, так что после этого я мог засунуть кисть своей руки до запястья. Ощущения в очке на грани разрывы были нереально острыми. Я буквально орал от кайфа, когда дядя Петя вставлял свои пальцы рук мне в жопу с уже вставленным в нее хуем. За неделю рабочих будней моя жопа слегка стянулась, но уже в следующую пятницу дядя Петя ее снова растачивал своим гигантским инструментом.

Конец.

18+ Внимание! Данный ресурс содержит информацию 18+, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми. Использование сайта подразумевает согласие с правилами публикации.

Введите код для удаления обьявления.

Для того, чтобы ваше объявление было более заметным и закреплено в самом верху, вы можете купить статус VIP или VIP PREMIUM!

Оплатить можно через банковскую карту/телефон/киви и другие способы.

Выберите период размещения VIP

1 день 3 дня 7 дней  30 дней

К оплате: 330 RUB