Гей рассказ "с другом"

Папаши

С Диманом мы знакомы с самой песочницы во дворе нашей хрущевки, родители нас водили в один детский сад, потом в школу, потом вместе мы решил поступать на эконом. Все время от утра и до ночи мы проводили вдвоем, поэтому знали друг друга больше чем родители или кто-либо еще. За время учебы в институте каких только ситуаций у нас не было, и совместные попойки, и хождения на блядки, и пиздиловки.

За все годы учебы мы сроднились как боевые товарищи, доверяя друг другу больше, чем самому себе. Мы даже женились в один день в одном загсе и гуляли в одном ресторане, поэтому, когда наши жены одновременно забеременели и одновременно решили рожать, то никто особо не удивился. Мою Таньку положили на неделю раньше его Юльки, но та упорно не рожала, будто ждала ее, чтоб сделать это в один день.  Так и вышло, после обеда в субботу обеих перевели в дородовую палату, а к вечеру Танька первая, а за ней и Юлька нарожали нам пацанов. Пока мы с Диманом крутились около роддома эти несколько часов, замерзли ка черти, стояла ранняя весна, вроде и не холодно, но ветер пронизывал насквозь. Мы то и дело залетали в местную забегаловку погреться. К рождению своим первенцев мы так сильно нагрелись, что кое-как собрав последние силы, разборчивыми голосами поздравили жен с этим событием, налили всем посетителям забегаловки водки за свой счет и направились к Диману домой отмечать дальше. 

Диман после женитьбы переехал жить к Юльке, ей от бабушки достался частный дом недалеко от центрального парка. Место было чрезвычайно козырное, участки там стоили бешеных денег. С одной стороны до центра рукой подать, с другой – небольшой лесопарк с оборудованными тропинками для прогулок. Мы часто с Танькой приходили к ним в баню попариться и выпить потом вишневой наливки, которой меня снабжал тесть.  Наливка пришлась как нельзя, кстати, когда мы обледеневшие пришли с Диманом домой. Он затопил баню, новая печка грелась быстро, через час уже было можно идти греться.

За этот час мы обзвонили всех, кого только можно, с радостной вестью и осушили пол-литра наливки. В баню мы завалились уже изрядно пьяненькие и как довольные коты разлеглись на полатях. От горячего воздуха нас развезло конкретно, когда Диман встал, чтоб поддать еще эвкалиптовой запарки на камни. То не удержал равновесия и поскользнулся. Я выставил автоматически руку и схватил его. Тело было мокрое и скользило, я прижал его обеими руками, предотвратив падение головой об угол. Диман елозил по моему мокрому телу, никак не нащупывая ногами место, чтобы встать и подняться. Наши члены терлись друг о друга и когда ему, наконец, удалось прийти в себя от головокружения и коленками встать на полати, жопой сев мне на ноги, наши хуи у обоих надулись пухленькими сардельками.

- Наверно, хватит налегать на наливку, а то как бы не улететь отсюда прямо в печку, - я с улыбкой говорил Диману, а сам пялился на его хуй. 

Я много раз видел Димана голым на протяжении всей жизни, начиная с детского сада. Мало того, уже в институте мы частенько ебали вместе баб, в том числе ив двустволку, не стесняясь касаться друг друга. Но сейчас, когда он сидела на мне сверху почти как баба, мои тактильные ощущение от его веса были совершенно иными.  Возможно, отсутствие полноценного секса в течение беременности жены давало свои результаты, или сыграл роль стресс и алкоголь, но меня охватывало возбуждение, которого я стеснялся. Впервые в жизни, я стыдился быть голым при своем друге. Я видел, что у него тоже член готов вот-вот выпрямиться на всю мощь, но Диман упорно старается этого не допустить.

- Да уж, если бы не ты ща с меня с разбитой головой увезли бы в травму, вот уж подарок был бы жене к рождению сына. Как хорошо, что друг всегда вовремя рядом и в нужном месте. Наши руки сцепились в крепком пожатии. Диман слез с меня, зачерпнул новую порцию запарки и плеснул на камни. Объем парной заполнится непрозрачным паром, что слегка скрыло наши стыдливые стояки. Наши мысли совпадали, впервые в жизни мы не знали, о чем начать говорить, чтобы уйти от своего внезапно накатившего возбуждения. Я не вытерпел первый и сказал прямо:

- Бля, Диман, ебаться охота, сил нет, с Танюхой со второго триместра не ебались, сосала только. Ты ща как ебнулся на меня, у меня встал и не желает опускаться.

- Та ж хуйня. Юльку я, правда, ебал на днях, ей в консультации сказали, что сперма полена для влагалища. Чтоб во время родов без разрывов все прошло,  но знаешь, это не ебля, а одна нервотрепка, когда боишься каждое движение делать, а вдруг она родит прям щас.

- Понимаю.

В воздухе повисла неловкая пауза, чего никогда с нами не было. Пар рассеивался, наши члены окрепли и торчали как шпаги, готовые биться. 

- Вздрочнем? – я, не дожидаясь ответа, схватил свой конец и начал туго и медленно его сжимать. 

Диман последовал моему примеру. Наши глаза были направлены на члены друг друга. Я смотрел на его бритый хуй и как будто видел его первый раз. Я только сейчас обратил внимание, что у него шкурка залупляется необычно сильно, совсем не натягивая головку, а уздечка такая длинная, будто отсутствует вовсе. Я посмотрел на свой - у меня все было как обычно: при дрочке кожа натягивалась, тянула за собой уздечку и залупу, загибая ее.

У Димана при таком же движении ничего не тянулось, хуй не укорачивался, а все так же как мраморная гладкая статуя устремлялась ввысь. Его идеально выбритый голенький хуй блестел от пота и светился как хрустальный скипетр. Сам Диман тоже переливался в желтом свете, как будто был обмазан маслом. Мой хуй ныл как нарывший палец, требуя срочной грубой ебли. Диман дрочил  левой рукой, а правой схватил меня за мой конусообразный конец, покрытый короткими волосиками – с того дня как я побрил его, прошло не менее 2 недель.

- Колючий ежик, - Диман больно схватил меня за залупу, заставив судорожно вздохнуть.

- Да, давно уже брил,  а ты, я гляжу, прям свеженький.

- Да Юльке перед роддомом брил и себя заодно, - Диман не отпускал мой хуй, – какой он у тебя твердый.

- Поди у тебя не мягче, - я пододвинулся к нему и взял его хуй в свою правую руку. Чувствовать чужой член в своей руке было невероятно новым ощущением. Я не дрочил его, а изучал своей ладонью, щупая ствол, яйца, проходя пальцами вдоль залупы и под шкуркой.

- Как у тебя шкура свободно ходит, у меня вон натянута ка струна, - я смотрел на Димана близко-близко, между нами было сантиметров 15, не больше. Я видел его выступившую щетину после утреннего бритья и все бороздки его крупных алых от жара губ.

- Юльку в жопу пробовал трахать, порвался, еще год назад, - Диман так же смотрел мне в глаза, как и я на него.

- Ну и как?

- Что как?

- В жопу…

Диман крепко сжал мой хуй, после резко перевернул, лег всем весом на меня и засосал в шею.

- Ща я тебе покажу, Лёшик, как это в жопу…

Я тяжело дышал, Диман хоть и не был толстым, но вес имел под 90, особенно за последний год на фоне постоянных занятий в тренажерке и спортпита его тело очень заметно изменилось в сторону укрупнения мускулатуры. Его поцелуи в шею действовали на меня как наркоз, из мои уст выскакивали только матерные слова и его имя. Я чувствовал задом, что он пытается вогнуть в меня свой травмированный хуй, но очко отчаянно сопротивляется. Диман послюнявил свою руку и насильно проткнул меня пальцем в анус. Резкая боль до искр в глазах и мой вскрик заставили его еще сильнее сжать меня в тиски и укусить в шею. В момент укуса у меня случился провал во времени. А когда я очнулся, то Диман уже во всю ебал меня в очко, мы оба кричали и рычали как схватившиеся в смертельной схватке львы.

Я уперся руками и ногами в стены, Диман больно держал меня за плечи и резкими толчками разъебывал. В моих глазах все плыло, от алкоголя, от жары, от нехватки воздуха, от ощущения, что я сру и ссу прямо лежа, от веса Димана на себе, от боли в стертых о полати коленках. В парной появился посторонний запах говна. Я выдавил из себя, что больше не могу, сейчас сдохну, Диман  повернул за волосы мою голову к себе, чуть не свернув мне шею, грубо засосал в губы и продолжал вворачивать свой хуй в меня. Его поцелуй – за него можно простить все, это было мощно, сочно, грубо, мужественно, победоносно и неотвратимо.

Я растаял как мороженое, выстреливая то ли сперму, то ли мочу, то ли какашки отовсюду откуда можно было выстрелить. Мне стало все равно, меня в буквальном смысле выпотрошил насквозь мой самый лучший друг и самый близкий человек. Диман тоже кончил, его рев, переходящий в плач, постепенно успокоился, он склонился на до мной, упершись лбом мне в шею, а после упал на меня, широко открыв рот. Из парной мы выползли и упали прямо под дверью на холодный пол, наши сердца стучали по 200 ударов в минуту, готовые выпрыгнуть и убежать. Я кое-как дотянулся до ковша. Зачерпнул холодной воды и выплеснул на Димана, а потом на себя. Минут 10 мы валялись как обдолбанные наркоманы на полу, потом поднялись и сели на лавку. 

- Ты испачкался, - я смотрел на хуй Димана, его головка была перемазаны коричневым. 

- Ну так помой меня, - Диман смотрел на меня устало.

Я включил лейку душа с прохладной водой, выдавил на живот Диману гель для душа и начал взбивать пену, обмазывать его и смывать. Понимая, что задница у меня наверняка тоже не  лучшем виде, я пустил себе туда руку в пене и как следует все смыл. Мы терлись с Диманом телами, скользя  друг по другу по гелю для душа, и покусывали друг друга за соски, грудь, шею и уши. Меня периодически настигала мысль, что ведь рядом со мной не кто-то новый, а все тот же друг, которого я знаю сто лет, и никогда ничего подобного не было даже в фантазиях, а тут внезапно меня охватила вселенская любовь и желание к нему. Прохладный душ привел нас в чувство, и меня снова накрыло сильнейшее возбуждение и член встал колом. Диман без слов повернулся ко мне спиной и откинул голову мне на плечи. После нескольких попыток проскользнуть между его бедрами, я нагнул его, растянул булки и вставил точно в цель, щедро полив свой хуй Юлькиным бальзамом для волос. Ощущение сильнейшего сдавления в хуе граничило с болезненными ощущениями, но я как шахтер на ответственном задании бурил эту труднопроходимую скалу. От такого сильного сдавления и трения, я кончил быстро, перестав мучать Димана. Он откинулся на лавку, поджав хвост.

- Очень больно? Извини, я не хотел – я опустил перед ним на колени и гладил его по животу.

- Да, не очень приятно. Тебя ебать приятней, чем самому в жопу давать, - признался Диман.

- Ну, милый мой. Любишь кататься, люби и саночки возить – я с насмешкой похлопал ему по попе.

- Саночки? Ща я тебе покажу саночки! Ух ты мой саночник любимый! Столько лет знакомы и только сейчас открыл мне свою охуенную попку! – Диман вскочил и набросился на меня.

Началась борьба прямо на скользком полу, мы опрокинули лавку и с ней - все бутылки и банки со средствами для бани. Мы не успокоились, пока  окончательно не выдохлись. Диман зажал мои руки своими и оказался сверху надо мной лицом к лицу. Он приблизился губами и еле-еле прикоснулся ими ко мне. Потом высунул язык и кончиком языка обследовал все участки и неровности моих губ. Он целовал меня так нежно и неторопливо, будто его специально замедлили. Я ответно приоткрыл рот и чувствовал его горячее дыхание, его небольшую колкость щетины, его мощный мышечный язык, уверенно проходящий по моим зубам. Это была бесконечная истома чувствовать на себе поцелуи человека, столько лет находившегося рядом, но никогда не приближавшегося настолько тесно.

На нас обоих накатила такая усталость, что только мы доковыляли до постели, как рухнули в нее и отрубились беспробудным сном. Утро было тяжелым. Диман проснулся раньше меня и уже относительно свеженький выходил из душа, обернувшись полотенцем. Увидев его силуэт, становившийся уже очень похожим на атлетические тела культуристов, я вспомнил вчерашнее помешательство в бане, мне стало неловко. Я зажмурился и схватился за голову. Его прикосновение по волосам заставило раскрыть глаза, он протягивал мне таблетку аспирина и стакан минералки.

- Ты настоящий друг, – вместо обычного голоса из горла вырывался хриплый звук как будто скрипучая дверь из подземелья лениво приоткрывалась на безмерные усилия входящего.

Я выпил таблетку и снова рухнул на подушку. Диман ушел на кухню, ничего мне не говоря и не напоминая, что вчера мы бухие еблись в жопу как два настоящих пидора. Жопа, кстати, чувствовала себя как обычною, ничем не выдавая, что вчера ей сорвали целку самым грубым, что ни на есть способом. Голова была  так тяжела, как атомный ледокол и утопала в подушке, не давая возможности приподнять ее ни на миллиметр. 15 минут и чудо-таблетка вернула меня к жизни, головная боль отступила, я смог подняться и, пошатываясь, уйти под ледяной душ с мятно-цитрусовым гелем. Сил размазывать его по себе не было, я вспенил его на голове и тупо стоял под струями из тропического душа, а пенные потоки стекали с головы по телу до самых ног. Прополоскав половые органы и горло прямо под душем, я обернулся полотенцем и посвежевший, но с больными глазами и сушняком во рту вошел в кухню. Диман сидел за столом, пил чай и жадно высасывал дольку лимона из чашки, он светился как солнечный зайчик в лучах весеннего солнца. Я налил себе тоже чашку и сел рядом. Мы молчали и не начинали разговор, пока не выпили по 3 чашки.

Наше молчание прервалось звонками. Начали звонить родственники, в очередной раз поздравлять и говорить, во сколько кто собирается к роддому, чтоб передать цветы, помахать через окно руками и при возможности посмотреть на новорожденный кулек. Суматоха сборов отвлекла наши головы от обдумывания вчерашних событий, мы стали собираться, заехали в магазин за букетами и помчались в роддом. Обезумевшие от счастья родственники уже махали с улицы в окно 3-го этажа, обнимались и открывали бутылки шампанского, за что вышел охранник и начал ругаться. Бутылки убрали и скоро и вся толпа также удалилась.

Мы передали букеты, пообщались по телефону с женами, похвалились друг другу фотками своих новорожденных и, понимая, что у каждого внутри дрожит струнка дикого похмелья, завалились во вчерашний кабак, накатив по сотке водки, закусив охуенными горячими мантами. Жизнь стала прекрасной и замечательной. Каждая родня зазывала к себе праздновать рождение внука, в итоге они уехали двумя семьями новоиспеченных бабушек и дедушек, а мы с Диманом уехали вдвоем, сославшись на вчерашний перебор с алкоголем. Хорошо, что сегодня было воскресенье и можно было вдоволь отдохнуть перед рабочим днем. Диман довез меня до дома, и мы стали прощаться, снова возникла пауза. Оба понимали, что не хотим оставаться дома каждый один. 

- Может, пойдем ко мне? – я робко предложил и глядел на его реакцию.

- А может, ко мне? - Диман глядел куда-то вперед и постукивал пальцами по рулю.

Я стеснительно придвинулся к нему и погладил его руку с дергающимися пальцами, сжав их. Дима обернулся ко мне лицом, и мы очень сухо и робко поцеловались.

- Я 10 минут - и вернусь, хоть зубную щетку возьму с трусами и портфель на работу, – я прошептал, словно говорил какую-то тайну. Быстро собрав пакет с вещами первой необходимости  и рабочую сумку, я торопливо закрывал дверь и спускался по лестнице, хотя торопиться никуда не было нужды.

Я сел в машину, Диман завелся и мы поехали. Он положил мне руку на бедро, чем вызвал у меня мгновенную эрекцию. По его штанам было видно, что он сам тоже страдает от стояка. Я попросил остановиться у супермаркета, он поинтересовался: «Зачем», я ответил, что «Надо». Мигом слетав в аптеку, я взял там тюбик с анальной смазкой, чем вызвал у молоденького фармацевта живой интерес к своей персоне и предложение познакомиться. Он посоветовал мне несколько вариантов, я попросил еще средство от похмелья. Дополнительно мне продали средство для очищения кишечника в микроклизмах. Подумав, что молодому поколению лучше, чем мне известны все нюансы интимной жизни, я купил все, что он мне предложил. Взяв свои покупки, упакованные в непрозрачный белый пакет, вернулся в машину.

- Что набрал? – Диман руками нагло прямо на парковке лапал мои яйца через джинсы.

Я вытащил упаковку анти-похмелина и тюбики со смазкой. 

- Хочу тебя прямо здесь и сейчас, – Диман начал разуваться и стягивать с себя штаны.

- Ты что, с ума сошел? Мало того, что тут народ шляется, еще перемазать тут тебе весь салон какашками не хватало, ты забыл, что я вообще то мужик, а не баба и у меня жопа, а не пизда, - я был категорически против, но Диман уже сидел на своем кресле голый с торчащим хуем.

- Блядь, что же делать? Он ща лопнет. Хочу – не могу, - Диман глядел на меня умоляюще, чтоб я придумал хотя бы что-нибудь. 

И я придумал. Я наклонился к нему под руль и взял его хуй в рот. До этого я ни разу в жизни этого не делал.

- Накрой меня курткой, еще не хватало, чтоб нас спалили тут с тобой, прославимся, как молодые папаши прямо от жен из роддома приехали на парковку, чтоб попидораситься друг с другом.

Диман накинул сверху ветровку, я взял снова хуй в рот. Мне было спокойнее от того, что никто, даже сам Диман не видит, как я беру в рот. Я понятия не имел, какие движения делать и усиленно вспоминал, как это делают шлюхи в порнухе, и как мне сосали раньше бабы и Танька. Диман то и дело дергался, говоря мне, что в жопу я ебусь значительно лучше, чем в рот и что, если я хоть раз задену его залупу зубами, то он поставит меня раком прямо тут на парковке.

Я старался, как мог, но мои челюсти уже болели. Я подумал, что оказывается это не так легко хуй сосать, как может показаться на первый взгляд. Наконец, я устал придумывать, как поворачивать языком, как насаживаться, боль в шее отвлекла от всех мыслей. Я расслабился и начал легко и спокойно облизывать его залупу, щекотать языком легонько уретру и брать в губы его свободную шкурку. На удивление, как только я перестал стараться и начал получать удовольствие сам от того, что отсасываю другу залупу, так у меня сразу стало лучше получаться. Дима начал комментировать мой минет хвалебными отзывами.

Его солененький хуй на фоне моего похмелья казался просто самым охуенным леденцом в мире, я обсасывал его жадно, пытаясь высосать что-нибудь вкусное. Никогда бы в жизни не подумал, что буду с таким удовольствием сосать парню хуй.  от того, что этим парнем волей судьбы оказался, мой самый близкий друг, в жопе стало влажно. Диман проник рукой мне под трусы под джинсы и нащупал указательным пальцем дырочку ануса. 

- У, бля, Лешик, да ты течешь как самая настоящая сучка! – Диман удививился моему мокрому очку и начал проникать в него кончиком пальца.

- Не забывай, что это жопа, а то я ща сделаю тебе там так мокро, что ты пожалеешь об этом.

- Молчать, сучка! Не отвлекайся, соси хозяину! Я знаю, что делаю, - Диман начал агрессивно засовывать мне в жопу палец, а я реально боялся, что сейчас он наковыряет там неприятностей. 

Я соскочил с его пальца и вылез из-под куртки.

 - Я придумал, пошли, я заправил рубашку в штаны и вышел из машины.

- Куда я пойду в таком виде.

Я забыл, что Диман сидел полуголый.

- Одевайся и приходи в туалет, жду там, - я выпалил и, обезумевший от идеи, пришедшей мне в больную голову, умчался в супермаркет.

Забежав снова в аптеку, я попросил презервативы. Мальчик, узнав меня, начал снова предлагать мне всякие варианты, спрашивать, может, нужны усиленные для анального секса. Не выдержав его разговоров, я протараторил «Да, для анального, для анального, давай скорее!». Не смущаясь ничуть, он выдал мне пачку и кричал вдогонку «Молодой человек, возьмите сдачу». Я, не слыша его, торопился в туалет.

В этом торговом центре туалет располагался на 2-ом этаже и был рассчитан на большое количество людей. Длинный коридор из писсуаров и кабинок напротив мог обеспечить своими услугами с полсотни мужчин одновременно. Днем в воскресенье в ТЦ как обычно было много народу, но в этой суматохе можно было легко затеряться. Диман стоял у входа в туалет, я шепнул ему «за мной», мы прошли к самому концу коридора и встали как будто в писсуары. Пока стояли, я быстро оценил ситуацию и шмыгнул в последнюю кабинку,отсавив дверь приоткрытой, и  сказал в Диману, чтоб он зашел через полминуты.

- Ты что, прямо тут хочешь? На проковке тебе значит было палевно, а тут в самый раз? Ты знаешь, что ты ебнутый во всю голову? - Диман отчитывал меня, пока я стягивал с него джинсы с трусами.

- Знаю, – я чмокнул его в губы, – но твой дружок другого мнения.

Его хуй на самом деле рвался в бой и увлажнился естественной смазкой, я облизал ее, рассказав Диману какой вкусный у него хуй и как охуенно его сосать с похмелья. Я спустил свои штаны и повернулся к нему жопой, выдав ему гондон, а сам обильно смазав себе очко только что купленной смазкой.

По специальному средству Димкин хуй вошел в меня как горячий нож в масло, Димка начал громко стонать, я напомнил ему, где мы находимся, и он стал сдерживать свои эмоции. Моя жопа сама подсаживалась на него и требовала ускорения ритма и трения, Дима начал шлепать так, что звуки были ну слишком очевидны. Спасала только музыка из динамиков, расположенных по углам туалета.

Диман взял больно меня за волосы и начал бешено колотиться, по чему я понял, что сейчас он завершит и начал отчаянно надрачивать себе. Мы кончили одновременно, я обкончал сливной бачок, Диман спустил в резинку, которую мы тут же выкинули в унитаз, но она никак не хотела смываться и все время всплывала. Забив на нее, мы по очереди вышли. На выходе из кабинки я вспомнил, что на самом деле хочу ссать и расчехлил свой хуй и начала поливать в писсуар.

- Молодой человек, вы не взяли сдачу,  - послышалось сбоку.

Я повернул голову, рядом стоял парень-фармацевт и писал, приподняв халат. Его пиписька была тоненькой с рыжеватыми волосиками на  лобке, а струя мочи была несообразно толстой и насыщенного золотого цвета. Я заметил, что он тоже пялится на мой хуй, который, после только что опорожнившейся дрочки, был красный и длинный с оголенной головкой  и остатками спермы на ней.

Я опомнился и, ответив, чтоб оставил себе на чай, заправился и вышел. Диман ждал у дверей ТЦ, мы зашли в супермаркет купив некоторые продукты и на обратном пути на кассе я снова столкнулся с парнем из аптеки, он покупал себе салатик и роллы покушать на обед. Было ясно, что увидев нас двоих, он все понял, для кого и чего я покупал все эти прибамбасы, но он ничего больше не говорил мне и не делал никаких намеков. Мы вышли с Диманом из магазина и приехали к нему домой.

Разобрав вещи и продукты, мы покушали и легли поваляться. Мы тихонько гладили друг другу руки и волосы, целуясь в щеки и носы. Так мы провалялись до вечера, а когда проснулись, то снова накинулись друг на друга в вольной борьбе, которая должна была закончиться бурным аналом.

Я вспомнил, что по совету парня в аптеке купил микроклизмы и предложил их испробовать, мы оба впрыснули друг другу по одному тюбику и пошли есть роллы и пить пиво. Мы совершили ошибку, сделав процедуру себе одновременно, так как через полчаса мы бежали к унитазу кто вперед, еле удерживая накатившее желание опорожниться. После этих очистительных действий, желание секса отодвинулось на задний план. Мы сполоснулись в душе по очереди и сели смотреть кино. Я достал мешок с покупками из аптеки, чтоб почитать, что там написано на этикетках и обнаружил там визитку аптеки с дописанным от руки номером мобильного телефона и именем Артур.

- Что это? – Диман поглядывал на меня.

- Это парень из аптеки положил в пакет. Тот, у которого я брал смазку и гондоны.

-А, ну и что?

- А то, что он, походу, спалил нас, и еще, когда ты вышел из туалета, я остался поссать, и он рядом ссал и пялился на мой хуй, мне кажется он по теме, - я не стал говорить Диману, что он внаглую мне с самого начала, когда я только первый раз брал анальную смазку, предложил познакомиться.

- Ну и? К чему ты клонишь? Хочешь позвонить ему? Ну, звони? – я услышал ревнивые нотки в голосе Димана.

- Ну если ты не хочешь, я не буду, конечно. простоя подумал, было бы неплохо если бы. Ты трахнул его, а я тебя, или наоборот, или чтоб он нам двоим сосал. Кстати, мне очень понравилось сосать тебе, твоя соленая залупа была очень в тему утром, когда я помирал с похмелья.

Диман изменился в лице, когда представил, как можно трахаться втроем, насколько больше вариантов для ебли это открывает и категорично мне заявил «Звони, выебем его в обе дырки как ту шлюху на 1 курсе». Я постеснялся звонить с подобными предложениями и нашел его в вайбере и начал писать ему там. Он ответил сразу, я объяснил ему кто я, он ответил, что я, наверно по поводу сдачи, но на мой ответ .что я по поводу встречи, он ответил смайликом с сердечками вместо глаз и текстом, что он работает до 21.00, а сразу после может приехать, я написал адрес. Через час он написал еще, уточнив, буду ли я один или с другом. На вариант с другом он ответил тремя строками смайликов с сердечками. 

Время было еще 7 вечера, и от этой переписки у меня дико стоял и не хотел ждать этого рыжеволосого педика. Я набросился на Димана, но справиться с его мощными мускулами было нереально, он поддался мне и прогнулся раком, я намазал новым гелем я экстрактом зеленого чая и легко влез в тугую качковскую жопу. Диман удивился, насколько разные ощущения со смазкой и без.

Ему понравилось, он двигался сам своей мускулистой жопой взад-вперед, насаживаясь на мой хуй. Я еще раз подумал, что если бы мы начали вдруг ебаться с Диманом с института, то вероятно, никогда бы не женились. Его очко было нереально кайфовым для ебли, я целовал его спину, мне нравилось в нем все, и вкус его пота, и его щетина, его отношение ко мне, к вещам и к миру.

Это единение тел дополнило уже существующее единение душ и становилось апогеем нашей дружбы. Диман закричал и начал кончать на кровать. Его жопа начала расслабляться так, что мой хуй стал ей маловат, она стала издавать пердящие звуки,  и воздух выходил с силой выдува как у фена. Диман повторял «Я ща обосрусь, я ща обосрусь, что там? Я обосрался?», но кроме воздуха из его очка ничего не выходило, клизма имела свой эффект. Я, успокоенный, что жопа чиста, продолжил ебать его, но Диман отодвинулся, сказав, что после семяизвержения больно продолжать еблю. 

- Может, соснешь тогда? Ты у меня не попробовал. Только я тебе сосал, - я намекнул Димке.

Он без слов перевернулся ко мне и, удивившись чистоте хуя из своей жопы, взял его в рот. Я, как мог долго, старался терпеть его минет. Что тут говорить, ни я, ни Диман не умели сосать вовсе и, если Диман смог вытерпеть мои экзерсисы до того момента, когда я сам собой научился делать это нежно и приятно, то у меня на это терпения не хватило. Взяв в руку свой хуй, я быстренько завершил это неумелое хуесосничество, больше похожее на пытку, обкончав Диману грудь. Диман не стал вытираться, а сразу налез на меня, задрав мне ноги кверху и ебал меня 2 часа подряд, измучав и себя и меня. Поэтому когда мне позвонил Артем, что уже подъезжает к дому, чтоб мы его встретили, мы наебались настолько, что впору было разворачивать парня домой.

Артем зашел и, вдыхая ароматы в комнате, сразу понял, что мы только что ебались. Я спросил, хочет ли он есть, он ответил, что от спермы бы не отказался, и прямо с порога опустился на колени и начал мне сосать. Вот это я понимаю, как нужно уметь сосать хуй. Артем творил что-то невероятное в своем рту, что мой конец не желал покидать этот домик никогда. Я кончил ему в рот, а он все продолжал швырять мою залупу внутри то влево, то вправо. У меня подкосились ноги от этого вафлиста, да и после нескольких часов ебли стоять было очень затруднительно.

Артем перешел к Диману и начал удивлять его своими сверхъестественными способностями, высасывая сперму из его, казалось бы, опустевшего колодца.  На лбу у Артема проступил пот, и мы отправили его в душ, сами безжизненно свалившись в кровать. Когда он вернулся, мы почти уже кемарили, он мигом разбудил наших бойцов, творя своим языком такое, что невозможно описать, то с моим, то с Димкиным хуем. Когда наши хуи в который за день раз окаменели, он зачехлил их в резиновые костюмы и начала прыгать то на одном, то на другом.

Я предупредил его сразу, что кончить мы сможем разве что к утру, так как сегодня уже было слишком много потерь спермы, на что Артем только хитро улыбнулся. Когда мы с Диманом уже устали от его прыжков, а он все как заведенный скакал, он сел на Димана, предложив мне войти вторым членом в его жопу. Я не решался так рисковать здоровьем парнишки и отказывался, пока тот руками не растянул свою дырку, чтоб я убедился, что его очко готово принять и три хуя, если бы это было возможно. Через мгновение мы Диманом ебали этого рыжеволосого пидора в два хуя в одно очко.

Он даже не орал от боли, а только сладострастно стонал, кончая четвертый раз Диману на живот. Мы с Диманом ебали уже просто механически, оргазм не подкатывал совершенно, а эта ненасытная сука просила все еще и еще.

Наконец, мне настоиграло это бесконечное вжопуебальничество, я вышел из Артемки и вынул из его очка Димкин хуй, захерачил в жопу свою ладонь, которая легко пролезла до самой широкой части, а дальше кожа ануса натянулась, и Артемка сильно застонал «ДА». Я начала вворачивать свой кулак Артему в жопу, словно вкручивал шуруп в дюбель. Артем кончал пятый раз, пока я надрачивал его очко. От этого запредельного разврата на меня накатило, да и на Димана тоже, мы выпрыснули свои последние жидкие струи Артему в рот, тот жадно все проглотил и вылизал нас обоих от пят до головы.   Мы с Диманом валились с ног, вызвали Артему такси и быстро легли спать.

Рабочая неделя началась как обычно, понедельник прошел в бешеном ритме, после работы – заехали в роддом, вечером расслабились в постели. Юльку выписали на 5 день, а мою Таньку только через 2 недели, поэтому в течение этого времени Диман после работы заезжал ко мне, мы недолго по-дружески угощали друг друга минетом и иногда аналом. Когда и моя семья воссоединилась, места для встреч не осталось. Пришлось выкручиваться из положения всеми способами. Мы перепробовали все: от авто и общественных туалетов до траха на работе в архиве и в душевой в бассейне. Пережив первый год таким экстремальным сексом, мы отважились снять квартиру, которая стала нашим секретным местом для дружеских встреч и отдыха от семьи.

Конец

18+ Внимание! Данный ресурс содержит информацию 18+, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми. Использование сайта подразумевает согласие с правилами публикации. Пробный доступ не предоставляется для МТСа, Мегафона, Билаина и др. операторов. Стоимость услуги для абонентов

Введите код для удаления обьявления.

Для того, чтобы ваше объявление было более заметным и закреплено в самом верху, вы можете купить статус VIP или VIP PREMIUM!

Оплатить можно через банковскую карту/телефон/киви и другие способы.

Выберите период размещения VIP

1 день 3 дня 7 дней  30 дней

К оплате: 240 RUB