Гей рассказ "как меня сделали геем / как я стал геем"

Кукла

Геями не становятся, геями рождаются. Не знаю, кто придумал эту глупость. Подозреваю, что те, кто никак не могут примириться с собой и все пытаются оправдать перед миром свою гомосексуальность. Я не буду спорить, что ученые нашли там какие-то гены, отвечающие за развитие влечения к своему полу, возможно в этом есть доля истины. Я верю в то, что все мы от природы бисексуальны, а как сложится наша жизнь, зависит от нашего окружения и воспитания. И если парня влечет к мужчинам, это не повод категорично записывать его в геи, и считать потерянным для создания традиционной семьи, равно как опрометчиво априори считать гетеросексуалом добропорядочного отца семейства. Мир состоит не только из крайностей, но и массы других возможных вариантов.

Я родился в семье простых рабочих, отец – слесарь на заводе, мать – уборщица в банке. Смешно вспоминать, но мамина профессия считалась престижной, так за мытье полов и туалетов в банке как платили ей больше чем отцу, вытачивающему детали на станках. Разумеется, это било по мужскому самолюбию и усугубляло проблемы с алкоголем, из–за которых отец регулярно выпадал из нашей жизни на 2-3 месяца каждые полгода, проводя их в пьяном угаре в подсобке завода. Первые разы мать приезжала за ним туда и какого-никакого, пьяного-сраного брала за шкирку и привозила домой.

Дома после недели выкрутасов он останавливался и приходил в себя, но, в конце концов, ей тоже надоело это дело, он плюнула и стала просто ждать, когда он сам в своем подвале напьется вдоволь и протрезвевший и похудевший килограмм на 15 вернется в дом. Воспитанием меня как сына я не помню, чтобы отец хоть как-то занимался. Все на свете мне объясняла мать, все от трусов до игрушек покупала она, куда-то гулять мы ходили только с ней. Я не помню ни одной вылазки в город или на природу всей семьей, отца с нами ни разу не было. Единственное, куда мы приходили втроем – это к бабушке, матери отца.

В соседстве с нами в ближайших домах так получилось, что мальчишек ни у кого не было, у всех родились дочки. Далеко детей гулять не отпускали, поэтому на улице у меня не было друзей-мальчиков, а были одни подружки. Моя единственная машинка быстро потерялась среди их бесчисленных кукол, посуды и платьев. Я  был еще дошкольником, когда интерес к мальчуковых игрушкам у меня стал угасать под напором девчачьих безделушек. В школе это стало заметнее, я сам почувствовал, что на витринах магазинов и ларьков смотрю не на футбольные и автомобильные газеты, а на журналы мод и бумажные куклы с нарядами для вырезания. Карманных денег мне никогда не давали, поэтому купить что-то у меня возможности не было, но зато я прекрасно рисовал и сделал себе куклу сам и нарисовал к ней огромный гардероб всевозможных вещей, таких, какие авторам продававшихся товаров и не снились. Сейчас вспоминаю это и думаю, от чего я не стал дизайнером, ведь еще тогда у меня было готово несколько полноценных коллекций «весна-лето» и «осень-зима». Я стеснялся показывать кому-либо свои поделки, так как было стыдно, что у всех они покупные, а у меня самодельные, нарисованные карандашами, потому что фломастеры были слишком дорогие и мама мне их не покупала. Но однажды мою куклу, которую я спрятал в учебнике по английскому языку, заметила одноклассница и влюбилась в нее.

Я нарисовал ее по одной героине из крутившегося тогда по телеку бразильского сериала «Секрет тропиканки». Героиню звали Малу Асунсьон, так я назвал и куклу. Мой рисунок оказался настолько похожим, что девочки из класса без моей подсказки сразу узнали актрису. Тогда этот сериал смотрели все, включая грудничков и доходячих пенсионеров. Точно такую же куклу захотели все девчонки из класса, а через неделю я ежедневно приносил по несколько новых экземпляров для их подружек из параллельных классов и соседей по дому. Сейчас бы современные дети моментом сделали из этого бизнес, но я тогда не знал даже такого слова. Мне нравилось рисовать и что мое хобби так кому-то нравится. Девчонки завалили меня массой фломастеров, карандашей «Кохинор», только появившихся тогда гелевых и капиллярных ручек, чтоб их куклы были как можно ярче и красивее. 

После того как тираж кукол превысил сотню и они были у каждой девочки в школе, которая интересовалась такого рода бумажными игрушками, посыпались просьбы с изготовлением для них платьев, обуви, шляп и т.п. Конечно, сами девчонки тоже много рисовали одежды для своих Малушек, но то, что делаю я, нравилось им больше. Я не успевал обеспечить всех необходимым гардеробом, «бизнес требовал масштабирования» (прим. авт. – сижу, ржу во весь голос). Девчонки, кто не мог терпеть и ждать своей очереди на обновку для своей Малушки, сами, как могли, начали копировать то, что было уже готово для их подруг. Через месяц трудов меня попросили нарисовать главную героиню этого же сериала. Она мне не нравилась внешне, но я все же нарисовал ее, получилась страшноватая кукла, этакая прародительница Монстер Хай (прим. авт. – вероятно, тогда у меня был дар предвидения). Это стало новым хитом, затмившем Малу Асунсьон. После еще были заказы на других актрис из других сериалов, массово крутящихся по сериалам, у меня упал интерес к этому увлечению и я стал отказываться, говоря, что некогда, пока одна девочка не попросила меня нарисовать ей куклу-мужчину.

Я пообещал, что попробую, так как не был уверен в своих силах. Если женские формы я рисовал уже относительно легко, то мужской силуэт требовал набросков и проб. Кукле предстояло стать копией актера, игравшего Касиану, из подобного сериала под названием «Тропиканка», которые уже все смешались в моей голове. У касиану были длинные волосы по плечи, что одновременно облегчало и затрудняло задачу. С одной стороны, не нужно было вырисовывать мужскую стрижку, навыка для чего у меня не было, с другой нужно было сделать его все же похожим на мужчину. Через 2 дня я принес готовую куклу, от которой девочка была в восторге. Одежду к ней она решила рисовать сама. Я изобразил Касиану в трусах и в майке, как рисовал и кукол-женщин – в трусиках и лифчиках. Через неделю эта же девочка подошла ко мне с новой просьбой, от которой она краснела и заикалась. Она попросила сделать мне еще точно такую же куклу, только изобразив ее полностью обнаженной и с двух сторон, чтоб их можно было склеить и смотреть и спереди, и сзади, и моделировать одежду тоже двухстороннюю. Я согласился, сам не соображая, как я это буду рисовать. Идея с двухсторонними куклами мне понравилась, я удивлялся, как сам до этого не додумался.

Тогда никаких журналов с изображениями голых мужчин в таком изобилии как сейчас не было, поэтому я несколько дней смотрел сериал про тропиканку, благо там постоянно показывали полуголых мужиков, так как события развертывались в жаркой пустыне. Мне нужно было сообразить, как рисовать мужской торс. С этим разделом рисования я справился неплохо. А вот когда настала очередь рисовать гениталии, тогда у меня впервые возникло странное ощущение прилива крови к низу живота и опьяняющее чувство какого-то неведомого мне желания. Мне очень понравилось рисовать задницу, член, яйца,  это возбуждало меня, у меня впервые возникла эрекция от этого, но я тогда не знал, что это такое и просто продолжал рисовать.

Рисунок девочке очень понравился, только она попросила нарисовать член побольше, что я сделал прямо при ней. Больше мне никто не заказывал кукол-мужчин, но дома я начал для себя рисовать обнаженных героев кино и телевидения, присваивая им огромные размеры пенисов. Это увлечение длилось ь у меня до конца школьного года, летом все позабылось, и больше к этому я не возвращался.

Взросление началось у меня раньше других, волосы на лобке появились у меня и у еще одного одноклассника, когда у других все еще было голо как лысина. Не помню, как я догадался дрочить, но это занятие меня очень увлекло, я кончал пор 15 раз в день. Я  понимал, что одноклассник Илья наверняка тоже дрочит и начал приглашать его домой попить чаю, поесть, посмотреть телек и как-то предложил подрочить. Он отказался. Я все равно вытащил перед ним свой член и начал дергать. Он смотрел, но не вытаскивал свой. Я попытался сам вытащить у него.

Но он сопротивлялся, тогда я просто додрочил перед ним и кончил в кулак. Еще много раз после этого мы ходили вместе на пруд купаться,  и в лесу пока мы переодевали трусы на плавки, я показывал ему свой стоячий член и смотрел на его волосатый тоже твердый хуй и дрочил. Он смотрел и ждал, когда я кончу, но свой никогда не трогал. После 9 класса он ушел учиться в рогачку, а я остался в 10-11 классах. К этому времени уже все пацаны заросли волосней на хуе и стали похожи на ту куклу Касиану. Тогда я уже четко представлял их, когда дрочил. Я представлял их тела и члены, не более того.

Из душевой бассейна мне приходилось стремительно убегать, так как  там, в тесной кафельной комнатке среди голых тел одноклассников, меня настигал неубиваемый стояк, который быстро нужно было спрятать в трусы. Однажды в бассейн пошли только двое ребят, остальные все были простужены, после того как мы наплавались, пошли в душевую греться под горячей водой. Он меня не возбуждал, его сложение еще не было похоже на взрослого парня и блондинистые волосы несильно колосились на члене. Но у него возник стояк, который тут же заразил меня. Мы глазели друг на друга и стали дрочить. Недолго мы дергали, как уже обкончались на кафельный пол. 

Через несколько дней меня позвали одноклассники домой к одному из них поиграть в денди. Я с удовольствием согласился. Это было странно, я особо не дружил ни с кем из пацанов, и меня не звали обычно никуда. Дома вместо денди пацаны поставили порнуху про красную шапочку. Помню, что больше всего мне запомнился мужик, игравший роль Волка. У него был большой волосатый хер, как у той куклы. Пацаны терли свои штаны, не решаясь вытащить хуй. Я первый освободил рвущийся на свободу конец и, глядя на меня, все семь человек сделали то же самое. Фильм шел больше двух часов, за это время мы все покончали раз по 5-6. Кроме волка особо симпатичных мужчин в фильме не было, косился на члены одноклассников. Среди них мне нравился больше всех один.

Это был блондин Рома, у него была очень мускулистая фигура, вообще он был спортсмен и постоянно выступал за школу на всех соревнованиях, крутился на турнике как заведенный и мог держать уголок по несколько минут. Его грудь была больше моей раз в 10, мощная, прямо как нарисованный сиськи у Посейдона из мультика про русалочку. На его хуй в душевой бассейна я всегда обращал внимание, он был длиннее, чем у остальных на 200%. Если у всех член торчал или свисал маленькой писюлькой, то у него он выраженно мотался из густой волосни и при движении стукался о внутренние поверхности бедер. При этом головка была полностью закрыта крайней плотью, и, даже был еще дополнительный избыток шкурки, образовывавшей хоботок.

В тот день я увидел его член в поднятом состоянии и как Рома его дрочит. Это было чарующее зрелище, интересовавшее меня намного больше, чем два бритых наголо дровосека экране телевизора, ебавшие бабушку. Интенсивная учеба в старших классах и на первом курсе института не давала мне времени задуматься на тему секса. Я тупо дрочил в кулак по утрам и вечерам. Тогда я уже знал, что есть такие парни, которых тянет к парням – нашел статью в СПИД-инфо, откуда, наверное, 100% русскоязычных людей раньше узнавали все на эту тему. Там было фото целующихся взасос парней, на котрое я дрочил. Потом в одной желтой газете на развороте были распечатаны снимки обнаженного Кирилла из группы «Иванушки Интернейшнл». Я купил эту газету и вырезал эти снимки, которые надолго стали предметом моего обожания. Тогда я не задумывался ни о минетах, ни об анале, максимум, что меня интересовало - это дрочка и поцелуй как на фото. 

В летнем лагере я дружил с одним парнем, и мы вместе подружились в двумя девочками, танцевали с ними на дискотеках и целовались потом в кустах. Смена закончилась, с ней закончились и детские романы. В другой раз у меня тоже была дружба с парнем с отряда, мы вместе дружили с двумя девочками из соседнего спортивного лагеря и тоже постоянно зависали с ними, целуясь в лесочке.

Однажды наши поцелуи перешли в более откровенные действия. Друг с девочкой отошли подальше, где начали трахаться. Я не хотел, но ситуация того требовала. Я вылизал девчонке киску, надел презерватив и вошел в нее, начав трахать. Это было больше необходимость, чем мое желание. Я кончил, выкинул резинку. Понятия не имею, кончила ли она. Оставшиеся дни смены мы все еще встречались и трахали этих девчонок, хотя однажды увидев длиннющий и безумно волосатый до середины ствола хуй этого приятеля, я думал только о нем. Как это и было в прошлый раз, смена в лагере кончилась, и с ней завершились все увлечения. Второй курс в институте давал больше свободного времени, я уже четко осознавал, что хочу отсосать мужской хуй.

Знакомиться по надписям в туалете меня никак не устраивало. Я нашел одно единственное объявление в газете и написал по указанному адресу. Мне пришел ответ с датой и местом встречи, на которую пришел толстый некрасивый мужик лет 45. Он увез меня на своем старом запорожце в лес, где спустил штаны и я взял в рот. Ощущения мне не нравились, вкус тоже, мужик тоже. Я не стал долго сосать, попросил отвезти меня обратно. Но поуговаривал меня немного и все-таки отвез домой. После этого он несколько раз присылал мне письма, но я их игнорировал. После него я познакомился с парнем чуть старше меня тоже по объявлению в газете, мы ходили с ним в газовую котельную, где он подрабатывал и там я сосал его рыжеволосый небольшой хуй.

Он кончал достаточно быстро, мне был неприятен вкус спермы, я все выплевывал. Он всегда стремился сосать мне, но мне вообще не нравилось это. Моя залупа была очень чувствительной, и от малейшего чужого прикосновения член сразу падал.  Зато я распознал для себя вкус члена и приобрел опыт минета, что мне очень нравилось. Я обожал расстегивать ширинку, стягивать брюки, любоваться мужскими трусами, гладить ноги. Потом я немножко вытаскивал яйца через проем в трусах внизу и начинал их лизать, от чего они дергались и прижимались  к телу кверху. Хуй я тоже не вынимал сразу весь. Сначала я вытаскивал только залупу через верхний край трусов и нежно облизывал ее. Потом уже снимал с парня трусы полностью и начинал посасывать весь член. Его хуй был меньше моего, и я без опыта легко мог брать его полностью, тем более что он не стоял очень сильно как у моего любимого одноклассника.

Тогда я уже узнал, что мне нравятся анальные ласки и в душе пальцем проникал себе попку и одновременно дрочил, достигая невероятного оргазма. Я хотел, чтоб меня трахнули членом и ждал этого от парня в котельной. Он не проявлял инициативу, я все ждал и ждал. Через много лет только, когда у меня появился достаточный опыт в отношениях с парнями, я понял, что, скорее всего, он был пассивом и надеялся что я его буду трахать.

Следующий мой парень также был найден по объявлению в газете. На первой же встрече он спросил меня кто я пассив или актив, я понятия не имел, кто я, сказал, что хочу сосать и чтоб меня трахнули в зад, из чего он сделал вывод, что я пассив. Через час он уже ебал меня в жопу на квартире у своего друга, а через два я сосал и ему и его другу и другу друга, который зашел в гости. Все они были лет 35, но мне 19-летнему они казались очень взрослыми. Они пили самогон, курили и вспоминали афган. Для меня все это было незнакомо и чужеродно, но в долбиться в зад мне очень понравилось и сосать тоже.

Парни достали где-то видеокассету с гей-порно, и я смотрел ее как учебное пособие. Помню, какие меня ужасные впечатления были от впервые увиденной сцены с риммингом. На экране молодой парень лизал волосатую жопу взрослому мужик, а после ебал его большим членом. И хотя мужик был симпатичным, а его жопа идеально чистой, сам процесс вызывал во мне отвращение. Еще одна сцена была снята в общественном туалете на фоне грязных унитазом и кафеля, изрисованного граффити. Прямо на полу лежал парень с ирокезом и пирсингом, а другой в таком же обличии сначала топтал его ногами прямо в высоких шнурованных сапогах, а потом достал член с пирсингом и начал ссать на нижнего. Это мне было вообще чуждо. Вид проколотого кольцом члена вызывал во мне какое-то сжатие всех внутренних органов как от вида трупа. Даже туалет, сцена мочеиспускания и грязные унитазы не были так противны как интимный пирсинг.   

Но я смотрел дальше и мотал на ус, что бывает. Остальные сцены содержали групповые эпизоды, много анала и минетов. Это было уже мне по душе, я запоминал позы и техники, которые тут же отрабатывали на мне парни. Один их них был с татуировками, которые похожи на тюремные, я боялся спрашивать его об этом, вдруг он обидится. Он ебал меня немного в рот и в основном в жопу, очень долго не кончая. Он вынимал, уступал место другим, а потом снова возвращался сам. Хозяин квартиры был в очках и некрасивого телосложения, какой-то кривой и редковолосатый, он в жопу вообще не вставлял, давал только сосать, не вставая с табуретки на кухне и не снимая трусов. Я сидел под столом и насасывал его неправильной формы залупу, пока они с остальными пиздили про войну и политику. Третий приходящий парень был самым красивым из всех, с выраженными мышцами и умеренной мохнатостью.

Он клал меня на кровать и долго целовал как девочку, потом прижмал голову к своему паху и продолжительное время водил ею по члену и яйцам, пока там все не становилось мокрым от слюней, которые он собирал и смазывал мне ими попку. Потом прямо на бочку он медленно входил и так же медленно трахал меня около 50 минут. Напротив висели большие настенные часы, поэтому я всегда мог видеть время. Это было очень приятные ощущения. Я лежал на постели, а в заду у меня медленно ездил хуй. За это время я кончал парочку раз. Он вынимал после окончания свой член и пихал мне его в рот. Тот, который с наколками, научил меня, как готовить жопу для траха, поэтому все хуи у ребят после моей жопы были идеально чистыми, если не считать спермы.

Поэтому я спокойно брал в рот хуй из своего очка. После этого я снова залезал под стол сосать очкарику, а потом на меня залезал тот, с наколками, и долго и жестко трахал, пока из очка не текла его сперма. ОН пытался сосать мне, но только поранил член острым осколком зуба, и с тех пор у меня выработалась стойкая идиосинкразия к минету в активе. Я посещал эту квартиру по три раза в неделю. Тогда я не соображал, как важно использовать гондоны, те друзья всецело доверяли друг другу и ебли меня без резины друг за другом по дружеской сперме, пока однажды у нас у всех не обнаружили триппер. Ну, ничего, одна таблетка в рот и несколько постыдных неприятных посещений венеролога приучили меня к использованию резиновых изделий. Правда через месяц мы снова перестали их использовать и снова начали ебать меня без них. Мой опыт пополнялся, сцены из видео воплощались в жизнь.

В один из дней зек сел мне на лицо жопой и приказал лизать. Я сопротивлялся, но получил больно по заднице. Попробовав очко на вкус, я оуенил, что оно ничем не отличается от кожи на другом месте человеческого тела и без задней мысли начал лизать и ему, и очкарику и красавчику. Только у красавчика было бритое очко, удобное для римминга. У зека было обычная волосатая жопа, а у очкарика при римминге жопа расслаблялась и показывала плотные геморройные узлы. Меня это не привлекало, я старался быстро переключиться на минет. Наши встречи продолжались в течение двух лет, пока все трое не уехали в Москву на заработки.

Я начал задумываться, что не хотел бы так и жить, бесконечно трахаясь с мужиками. Я хотел семью, детей и параллельно ебаться в жопу и сосать хуи. Но общение с девушками у меня никак не получалось, хотя отбоя от них не было. Но я не знал о чем с ними говорить. А их сиськи и жопы, которыми они пытались меня соблазнять, мне были индифферентны. Я решил, что пока еще молод, когда-нибудь встретится та девчонка, которая меня зацепит. Такая девчонка встретилась мне через 5 лет. Она буквально вешалась на меня. Она была симпатичная, стройная, образованная, умная, сексуальная, из семьи военных и признавалась мне в любви. Мне она тоже нравилась, но сексуального притяжения у меня к ней не было, как и ко всем барышням в принципе.

Я понимал, что рано или поздно нужно будет его выебать, а у меня даже не встает при виде ее торчащих сосков и голых коленок. Это меня пугало и вводило в состояние паники. В одно из наших свиданий в  кафе я выпил вина, набрался храбрости и сказал ей, что у меня есть подруга. Она глазом не моргнула, сказала, что будет меня ждать и во время танцы незаметно измазала мне рубашку своей помадой. Ее коварство было напрасным. Помаду заметила только мама, тайно порадовавшись, что у меня появилась девушка. Через полгода я встретил ту девушку в кафе с мужем и круглым животом. Она была, как и прежде очень симпатичной, а вот муж – не очень.  В тот день я пришел в кино со своим тогдашним парнем. Может она и догадалась, из-за чего у нас с ней не вышло, и возможно поделилась своими мыслями с мужем, потому что я ловил на себе и своем друге их изучающие любопытные взгляды, они явно говорили о нас.    

Кино длилось три часа, помню, это был «Аватар», я, напившись колы, не выдержал и пошел в туалет.  В туалете никого не было, я почему-то прошел в кабинку, а не к писсуарам и, открыв дверцу, увидел сидящего мужика. Промычав «Извините, закрываться нужно», я тут же закрыл дверь, но того мгновения, за которое он поднял голову, я узнал его, это был муж этой девчонки. Вот это конфуз. Я зашел в кабинку через одну, уже аккуратно удостоверившись заранее, что там никого нет, приоткрыв дверцу сначала на чуть-чуть. Я вытащил член и, закрыв глаза, выпускал из себя лишнюю жидкость, вспоминая, на чем закончил смотреть фильм.

Я ссал долго, удивлялся, как в мочевом пузыре помещается столько жидкости. Моча выливалась то правильной ровной струей, то начинала брызгать, орошая все вокруг и унитаз и полы и урну. С чувством облегчения я дернул шпингалет и хотел сделать шаг наружу. Дверь кто-то резко открыл, втолкнул меня обратно, так что я сел на бачок унитаза. Шпингалет щелкнул в закрытое положение. Это был муж. Его глаза были налиты яростью и лютой ненавистью.

- Гнида ебучая, как ты могла прикасаться к моей жене, - он ударил меня в челюсть.

Я пытался закричать, но получил удар в живот и скрючился на коробе из кафельной плитки, закрывавшем трубы. Парень был плотного телосложения, чуть даже полноватый, очень мужской внешности, одетый в черные джинсы и кожаный пиджак, почти на голое тело, прикрытое тонкими лямками майки-алкоголички. На ногах были грубые кожаные ботинки. Толстую шею обрамляла короткая, но толстая цепочка из белого золота. Обручальное кольцо было выполнено из такого же металла. Меня больно держали за волосы и поносили самыми гадкими словами в мире, то и дело давай жестокие пощечины.

Я еле мог дышать, кричать не было сил вообще никаких, я только ждал, когда это закончится, и я смогу посидеть тут какое-то время, пока приду в себя. Но это не заканчивалось. Он поднял меня, тянув за ухо, потом согнул, заломил руки и пнул под зад, так что я упал головой в урну. Я пытался встать, но как только слегка разогнулся, таким же способом меня опрокинули головой в унитаз. Он был неглубокой конструкции, с плоским высоким дном, поэтому я очень больно ударился лбом и носом. Снова применив болевой прием, он заставил меня высунуть язык и водил головой по ободку унитаза, а потом опустил на пол и повторил то же самое с ним. Очередное макание моей головы в унитаз завершилось смыванием водой из бачка, и угрозами, чтоб я больше никогда не попадался на его глаза. Звук шпингалета ознаменовал завершение экзекуции. Я сидел на полу со сломанным носом, разбитой губой, отбитыми ребрами и головой и плакал.

Это был мой первый опыт встречи с гомофобией, и, к сожалению, не последний. Через месяц около моего дома меня ждали какие-то парни, они схватили меня, погрузили в машину и увезли непонятно куда. В том подвале, куда меня затолкали, играли в карты еще несколько парней, среди которых я узнал мужа своей давнишней поклонницы. В течение ночи меня били, издевались, рвали одежду, топтали подошвами ботинок, макали в толчок, на этот раз это был не относительно чистый белоснежный киношный унитаз, а стандартный советский железный толчок в полу. Меня заставляли лизать его, после насиловали в зад пустыми пивными бутылками и стращали друг друга отрезать мне яйца, но никто не решился наносить мне такой вред. Эта ночь была нескончаемой.

Под утро меня загрузили в авто, обернув покрывалом и вытолкали из машины около дома. Кое-как доковыляв до дома и переодевшись, я сразу направился в отделение полиции и рассказал следователю о случившемся. Мне былло все равно, что на меня будут смотреть как на пидора, тем более это вообще недоказуемо. Меня терзало желание унизить этих козлов на весь город, меня грела мысль, что уже в СИЗО из них сделают петухов, а на зоне чикнут ножом по шее в первую же ночь. Следователь поинтересовался, обращался ли я в больницу снимать побои. Я не обращался, сразу пришел к ним. Он успокоил меня, отвел по коридору в дальний кабинет и оставил меня там, сказав подождать, пока прибудут врачи. Прошло 15 минут, потом полчаса, я захотел в туалет, дернул дверь – закрыто. Я начал стучать и кричать, никто не отвечал. На окне была решетка изнутри, так что открыть его не представлялось возможным.

Я не выдержал и поссал за шкаф. Мое состояние было ужасным, бессонная ночь побоев и унижений… я лег на кушетку и уснул. Не знаю, сколько времени я проспал. Проснулся - за окном то ли рассветало, то ли темнело. Через час стало совсем темно, значит ночь. За дверью послышались шаги, я начал стучать и звать на помощь, говорить, что меня случайно закрыли. В комнату вошли пятеро в масках и с дубинками и начали меня избивать. Маски не скрывали глаза, я узнал среди них мужа и его друзей. Когда я уже еле двигался, ко мне подошел следователь и спросил, есть ли у меня какие-то еще заявления насчет этих замечательных ребят. Я все понял, сказал нет. Меня отвезли домой. С этого момента побои прекратились, они меня больше не встречали ни разу.

Это я сейчас понимаю, что тот парень, муж влюбленной меня девчонки  и все его дружки – латентные геи-извращенцы. Ну, какая радость обычном гомофобу прикасаться к так ненавистному ему объекту и вытворять с ним такие пакости. Мои выводы подтвердились, спустя много лет: вот я одного из них встретил как–то на сайте гей-знакомств, где было написано, что он медведь-пассив. У меня чесались руки назначить ему встречу и намазать жопу кетчупом чили. Но я боялся последствий от его дружков и ментов. Хорошо, что остался тогда жив. 

Годы стирают воспоминания, особенно неприятные. Мои новые романтические отношения с парнем оторвали меня от реальности и купали в лучах беззаботной любви. Мой новый друг обнимал меня так крепко, что я чувствовал себя в безопасности как за каменной крепостью. Кроме того, он работал в областном управлении МВД, и это вселяло в меня еще большей уверенности в нем как надежном защитнике. Наш секс не пестрил изобилием поз, фетишей и извращений, но от этого не был скучным и однообразным. Мы могли проваляться в постели целый день, постоянно обнимаясь, целуясь, трахаясь и снова в том же порядке. Это были самые счастливые 2 года в моей жизни. После его отправили в одну из горячих точек, из которой он не вернулся. Это заставило меня задуматься и попробовать пересмотреть свою жизнь, взгляды и ориентацию.

Достигнув 30-летнего возраста, я все еще не считал себя безнадежным геем. Да, у меня были серьезные отношения с одним парнем. Но мы не жили вместе, только встречались, трахались, проводили время. Я в глубине души надеялся, что смогу реализовать свой план по вступлению в брак с любимой девушкой и воспитанию совместных детей, но время шло, а ни одной девушки даже близко со мной не было.

Все одноклассники и одногруппники давно женились и их дети уже пошли в школу, а я все шлялся по парням. Единственное, что изменилось, я полюбил анал и минет в активе, поэтому мои возможности в подборе партнера значительно расширились. Среди моих партнеров много женатых и с детьми мужчин и активов и пассивов, которые являются живыми примерами того, что мой план вполне может реализоваться. Вот только годы идут, а я все трахаюсь с мужиками. Я поделился своими переживаниями с одним другом, 45летнием геем. Он посмеялся надо мной, говоря, что сам тоже в молодости страдал этой херней и тешил себя надеждами, что сможет завести семью как у всех, детей и одновременно ходить на голубую сторону, но все это прошло со временем.

Если не случилось до 30 лет, значит так и суждено быть геем до конца жизни. Это очень нерадостная перспектива – остаться в старости одиноким никому не нужным педиком. Я стараюсь не думать об этом. Пока еще есть внешний вид, и стоит хуй, веду активный образ сексуальной жизни. На днях брат одного моего приятеля первый раз женился в 40 лет. Сей факт снова взбередил мои душевные терзания, а вдруг и мне так повезет, и моя гейская натура сможет успешно сочетаться с жизнью с женщиной и детьми. Ведь первой куклой у меня все же была женщина, а только потом мужчина. Понимая разумом, что  это скорее невозможно, сердце все равно теплится надеждой.

Конец

18+ Внимание! Данный ресурс содержит информацию 18+, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми. Использование сайта подразумевает согласие с правилами публикации. Пробный доступ не предоставляется для МТСа, Мегафона, Билаина и др. операторов. Стоимость услуги для абонентов

Введите код для удаления обьявления.

Для того, чтобы ваше объявление было более заметным и закреплено в самом верху, вы можете купить статус VIP или VIP PREMIUM!

Оплатить можно через банковскую карту/телефон/киви и другие способы.

Выберите период размещения VIP

1 день 3 дня 7 дней  30 дней

К оплате: 240 RUB