Гей рассказ "Мужики"

Гей рассказ "Мужики"

Птица-синица

 - Петрович, выпить хочешь? – Андрей дразнил пожилого мужчину бутылкой ромовой настойки.

- Отчего же не выпить, если предлагают, – Петрович с аппетитом облизал губы и достал из кармана черного ватника маленький граненый стакан.

Я стеснительно стоял рядом и наблюдал, как Андрей налил ему целый стакан, а сам глотнул из горла. Петрович осушил стакан, жадно вздохнул воздух:

- Уж, больно сладкая, ну и на том спасибо, – Петрович положил стакан на место, – Ну, пойду еще повоюю со своей птицей. Петрович скрылся в проеме своего гаража.

- Что за птица? – я спросил у Андрея, когда мы зашли к нему  в гараж. 

Андрей закрыл дверь изнутри и начал расстегивать ширинку и снимать трусы, после подтолкнул меня за затылок к паху, вставляя вялую маленькую мохнатую письку мне в рот.

- «Птица» – это его москвич старый с крыльями на дверях, он его чинит уже третий год, да этот хлам уже в металлолом стыдно сдавать, если только в музей динозавров – Андрей облокотился на  капот стоявшей в гараже девятки и раздвинул пошире ноги. Пахнуло застарелыми трусами и немытыми несколько дней яйцами. Меня дурманил этот запах, я начал сосать медленно, но очень тщательно, засовывая язык под тугую крайнюю плоть Андрюхинового члена.

- Бля, как ты это делаешь, - Андрей почти лег на капот, подставив яйца мне под язык. Я порылся в них носом, вдыхая этот «флёр наркотик» и начал водить языком по коже под яйцами, сбоку от них, переходя на внутреннюю часть бедер и возвращаясь к центру, почти доходя до ануса. Там было все слишком заросшее волосами, поэтому непонятно где что находилось. Тактильно на ощупь языком чувствовались только волосы. Небольшие яйца не висели как обычно по отдельности, а были сросшиеся в один небольшой мешочек, который из-за плоской формы, окутывающей член снизу, невозможно было взять в рот. Я щекотал их кончиком языка и возвращался к члену, который окаменел от моих ласк, но не вырос сильно, а так и остался небольшой морковкой. Я свободно брал его целиком, но он не доходил мне даже до коренных зубов. Андрею нравилось больше, когда я беру только головку и начинаю растягивать во рту его узенькую крайнюю плоть, через которую с небольшим трудом выходила залупа. Из-за того, что почти всегда его головка была закрыта, в момент, когда я ее открывал, во рту был взрыв соленого вкуса. Я захватил головку губами в районе бороздки и начал ласкать ее языком, стараясь проникать в уретру. Андрей включил порно, где бабу трахал негр огромным членом. Сам взял меня за волосы и задавал мне темп. На видео тетка начала кричать, и Андрей тоже начал сильнее дышать:

 - Да, сучка, давай-давай, ща кончу, о, да, yeah!

У меня уже устали коленки так долго сидеть на корточках, но ожидая, что сейчас будет финал, я терпел и продолжал сосать. По звуки кончающего негра Андрей спустил мне в рот вялые, но обильные струи сладкой как сироп спермы. Я проглотил, приподнялся, размяв затёкшие ноги, и вышел из гаража. 

Я приходил сюда к Андрею примерно раз в неделю. Он звонил мне и говорил, в какое время будет там, и я посещал его совершенно без палева, как мужики приходят друг к другу в гараж. Проходя половину кооператива до Андрюхиного гаража, я видел, как в других гаражах сидят мужики играют в карты, в домино, пьют, просто стоят курят, ну и, конечно, копаются в своих авто одни или целыми компаниями. Сегодня через 3 гаража от того, где я только что делал, минет, собралась компания мужчин из 5 человек, в гараже через открытую дверь был накрыт стол, а мужики стояли на воздухе курили, играла магнитола. Я прошел мимо них, ловя на себе взгляды, как обычно смотрят люди, давно знающие всех соседей, на незнакомца, чье лицо не примелькалось.

- Эй, парень, ты кто такой? Чет тебя раньше тут не видели? – один из подвыпивших мужчин сильно нуждался в конфликте.

Я не отвечал и шел дальше, чем разозлил интервьюера. Мне вслед полетела очередь из мата и пустая бутылка. Мужчины потрезвее успокаивали буйного, в этот момент вышел Петрович, поглядел мне вслед:

- Да он с Андрюхой приходил, из 375-го. Кстати, угостите дедушку, уж, уважьте. Сегодня у меня праздник, «птица» завелась, правда сразу заглохла и всё, пиздец, как и было.

Мужики с Петровичем прошли в гараж, а я скрылся за поворотом.

Дома было ужасно скучно, сосать хотелось еще и еще. Я одержимо перелистывал сайты знакомств, группы по теме, страница за страницей, пока не нашел короткое объявление «кто отсосет в авто». Короткая переписка из уточнения возраста и адреса и через 10 минут я сел в черную тонированную приору к незнакомцу и мы погнали в укромное место, коим оказался все тот же гаражный кооператив с неосвещенным тупиком, который все местные обитатели использовали как отхожее место. За рулем был молодой парень, он вел авто нагло и борзо, дрифтуя резиной на поворотах, как будто я телка, которую он хочет удивить своими способностями.    Меня это немного пугало, но предвещало точно такой же хамоватый борзый минет. Я не ошибся в своих выводах. Как толкьо он остановил машину, я пересел на заднее сиденье, думая что все произойдет там. Как бывает в 90% случаев, но он велел выйти. Мы зашли в тень, я присел на корточки и прислонился к кирпичной стене, а он расчехлил свой конец и пихнул его в меня. Я не люблю когда так темно и не видно, что я сосу. Я люблю или обычный свет или чуть приглушенный, мне нравится видеть хуй, яйца, волосы, смотреть, как он дергается от пульса, как двигается шкурка, как уретра увлажняется и загибается углом от ствола, как кабина у некоторых самолетов загнута «клювом» от основной части. Хуй сразу был твердым и мокрым, что было неудивительно для возраста парнишки. В его 20 лет у меня тоже стоял 24 часа в сутки. Я начал сосать медленно и нежно, как я обычно это всегда делаю вначале, но парню такое не пришлось по нраву.

Он прижал мою голову к стене, удерживая за лоб. И начал двигаться сам, вонзая свой гипсовый по твердости хуй мне в глотку.   Мне было вообще не в кайф: голова сильно ударялась затылком о кирпичи, а его такой же кирпичный хуй очень больно давил меня в небо. Подложив под голову капюшон толстовки, я спустился чуть ниже, чтоб направление его движений было не горизонтальное, а вниз по косой, и все встало на свои места. Он вбивал свою сваю в мой слизистый канал, сопровождая кряхтением и стонами. Я с трудом уже терпел, чтобы не поддаться блевотным позывам, сполз уже на задницу прямо на землю, он сгибал коленки вслед за мной, присаживаясь и за уши, продолжая нахлобучивать в горло. Перед тем как кончить. Он вынул хуй из меня и, крепко сжав его у основания, залил мне губы, шею и толстовку. Я еле поднялся с земли, рвотные позывы не прекращались и я отошел на пару метров, чтоб проблеваться, а когда повернулся, то увидел, что машина уже вдалеке круто со свистом вывернула на дорогу. Вот, козел, даже не довез обратно! Я был расстроен, но немного, так как до дома было полчаса пешком. В свете фонарей в мою сторону направлялись две фигуры явно нетрезвых мужчин, вышедших из одного из гаражей.

Я все еще стоял в тени и был не виден им со стороны яркого света. Ясно, что они направлялись для справления нужды. В голове пролетели мысли: перелезть через забор, сесть и накрыться капюшоном или быстрым шагом выйти на встречу и убежать. Но фигуры не дошли до тени, видимо было так невтерпеж, и два ночных фонтана с подсветкой забили в 10 метрах от меня, как приват-выступление для VIP-гостя. Они стояли в полуобороте ко мне. В контрсвете не было видно ни лиц, ни членов. Золотистые струи красочно искрились, и от луж на остывшей ночном асфальте поднимался пар. 

Ожидая, что они сейчас уйдут, я смирно сидел в углу тупика, покрытый тенью и спермой.. но вслед за ними из того же гаража вышли, пошатываясь, еще трое и уж они направились в мою сторону, явно не собираясь останавливаться на полпути. Я накрыл голову капюшоном и опустил голову. Шаги приближались, послышался звук расстегивающейся ширинки, потом звук падающей воды, запах перегара и мочи. Один из мужиков громко пернул, ночь раздалась эхом от низкого хриплого мужицкого  гогота.

- Ебаный в рот, это что за говно тут лежит обдолбанное, а ну вставай чмо ебаное, ты живой еще или уже откинул копыта? – один из мужиков заметил меня и сильно пнул меня ногой, проверяя живой я, или нет.

Я ойкнул, но дальше пока не сообразил, что делать и продолжал сидеть в этой же позе.

- Живая падаль! А ну уебывай отсюда, нарик ебучий, забели вы тут все своими шприцами усеивать, пидоры! А то ща ментов вызову!

- Каких бля ментов, Васек! Ты ща сам с ними поедешь и с этим в говном в камеру сядешь! – мужики обступили меня, думая, что делать с обнаруженной находкой.

Притвориться наркоманом или пьяным? От меня не пахнет вроде. Хотя от них самих так прет, что они не поймут, пахнет от меня алкоголем или нет. Я привстал, щатаясь на самом деле, так как ноги от долгого сидения не слушались меня, и стал, как мог более гоповато и грубо тянуть:

- Да не наркоман я, нахуярился просто водяры с другом, а тут как оказался, не помню, наверно отлить пошел и отключился! Ну, че вы, в самом деле? Ну, вот посмотрите вены мои, - я стал засучивать рукава, показывая внутреннюю поверхность предплечий.

- На хуй нам твои вены, хуй ли ты пиздишь, сука! Где ты тут хуярил? Мы тут третьи сутки зависаем, я не помню, чтоб видел тебя хоть раз. Короче давай вали отсюда и чтоб духу твоего тут больше не была, а если сука я тебя еще раз найду, я тебя твои шприцы в жопу затолкаю.

Я стал пытаться встать, чтоб убежать, но мужики пинали меня, ставили подножки и, обзывая обкуренной падалью, ржали, видя, как я шлепаюсь на землю. Рядом с гаражами проходила железнодорожная линия, по которой в этот момент ехал длинный товарняк и под тряску земли и перестуки колес и вагонов я огребал пинки и удары, как будто землетрясение обрушило мой дом и я падаю с 22 этажа вместе со стенами и полотком. В какой-то момент я понял, что сейчас они отобьют у меня все органы в пьяном угаре и взмолился:

- Мужики ну хватит, убьете, делайте что хотите, хотите отсосу вам всем, хотите в жопу меня трахните, ну не бейте больше! Я лежал, закрывшись в позу кокона, чтоб закрыть живот от ударов. Мужики на самом деле послушались и обескураженно замолчали. Один из них рассуждал:

- Нарик, да еще пидор, да тебе давно пора сдохнуть, гнида. Да ладно, сам помрёшь скоро от передозы, у вас одна дорога. 

Фон музыкальных сверчков был прерван громким то ли восторженным, то ли кричащем о помощи криком: 

- Мужики, мужики, смотрите, сделал, я все сделал, смотрите на мою птичку!

Мужики сломя голову помчались в другой конец гаражей, забыв про меня. Я тоже хотел бежать, но получалось только чуть быстро идти. Петрович выехал на своем москвиче, который реально был похож на синицу: черный капот, крыша и багажник и желтые двери, на которых аэрографией были нарисованы крылья. Мотор весело ревел, и дед резво проехал в один конец гаражей, развернулся и проехал обратно.

- Это дело надо срочно обмыть! – мужики искренне радовались за старого и его синицу, хлопали по спине, обдавая друг друга выхлопами самогона и табачного дыма из легких. Я к этому времени подходил к ним. Но остановился неподалеку, чтоб дождаться, когда они зайдут в гараж, боялся, что снова начнут бить. Меня увидел Петрович:

- Эй, ты че там стоишь, зови Андрюху! Моя птица ожила! 

- Ты че, его знаешь? Мы нашли его в углу, куда ссать ходили, думали он нарик обдолбанный, отпиздили малясь, – мужики растерянно глядели друг на друга.

-Ну, я в душе не ебу, может и нарик, только они с Андрюхой из 375-го постоянно в гараже у него зависают. Андрюху то я знаю, он нормальный мужик, всегда помогает мне, настойка у него – просто класс, пьется как амброзия, только в последний раз слишком сладкая, - у Петровича текли слюни, когда они вспоминал ромовую андрюхину настойку, - Ну, ты чего, давай за Андрюхой шаго-ом марш!

- Да его нут ужа часа как два, вон замок висит, - один из мужиков посматривал на меня, - че ты сразу не сказал, что в Андрюхи зависал, а мы подумали что нарик, сидишь там обдолбанный среди параши. Это чеж вы там пили, что уснул у куч с говном? – тон обращения ко мне изменился и стал дружелюбным, будто лет 20 знаем друг друга.

- Да заткнись, ты Васек, сам, когда нахуяришься своего самогону, лежишь обоссаный и обосранный по трое суток, - ко мне подошел невысокого роста круглолицый мужик с усами и похлопал меня по плечу, - ну извини нас, братан, что так вышло! Ну, ты бы на самом деле сразу сказал, что тутошний.

- Да я, пока сообразил где я, вы меня уж пиздить начали, еще голова трещит по швам, мужики у вас осталось что выпить? – я изображал жуткое похмелье, но мне на самом деле нужно было ебнуть грамм 150, чтоб отойти от свершившихся побоев.

- Выпить есть, - Петрович вытащил из гаража ящик водки, - вот, сегодня повод, день второго рождения мой «птички».

- Это, что за бухло? Не передохнем от него? – Васек рассматривал бутылку без акциза.

- Это мне тесть подогнал, не передохнем, уже опробовано много раз, все заебись. Как слеза.

Мы зашли все всемером в гараж к мужикам, разлили водку по стаканам. У всех были свои местные разнокалиберные стаканы, Васек нашел старую советскую эмалированную кружечку с петушком и дал ее Петровичу.

- Э, нет, у меня своя тара, - он достал свой дежурный граненый стакан, - ровно 150 грамм, советская точноть!  А из этого я не стал бы пить совсем, уж лучше из горла, ты ебанулся, кружку с петухом мне предлагаешь? Да будь я посвежее, я бы надел тебе ее на голову. 

Петрович выкинул кружку прямо Ваську в лоб, мужики начали материться и накалять обстановку, вспоминая зону и тамошние обычаи. Петрович навострил кулаки и скалился на Васька за предложенное унижение.

Я подобрал валявшуюся кружечку, вытер ее толстовкой и поставил на табуретку:

- Наливай мне в нее, мне не привыкать… - ощутив стреляющие взгляды на себе, я добавил, - из чего пить.

Шесть пар глаз следили за мной. Васек налил мне полкружки, я в одиночестве проглотил огненную жидкость и чуть не задохнулся, закашлявшись. Усатый мужик встал и подошел ко мне близко, ударив по спине.

- А вот это уже интересно. То-то ты кричал там в параше, что в жопу дашь и сосать готов. Ну, признавайся, петух ты? Хотя и так все ясно. Бери в рот, – мужик не расстегивался сам. Остальные разливали и выпивали, наблюдая за нами и ожидая, что будет дальше. 

Я выдерживал паузу, не соображая до конца еще, будет ли то, чего я хочу, или все обернется пиздиловкой теперь уже с явным нанесением тяжких телесных. Я взглянул в глаза Петровичу, он прошептал мне «Действуй, Машенька».

Я расстегнул ширинку засаленных армейских штанов, приспустил черные, заляпанные в катышках трусы до яиц, и все увидели, как хуй медленно увеличивается, как освобождается головка, а шкурка уползает с нее, словно открывается занавес. Под лампами гаража мне можно было рассмотреть все мельчайших подробностях. Длинные волосы на лобке спускались к яйцам и закрывали своим объемом хуй почти на треть, запах от залупы характерно передавал трехдневное бухалово в гараже. Я взял в рот и посмотрел в глаза мужику. Тот смотрел на меня тоже с кайфом, но презрительно.

- Ну, давай, соси резче, – прозвучало из толпы, - а то застыл как баран. Давай педрила, назвался петушарой, работай!

Я начал сосать по своей давно выработанной технологии, сначала медленно, засасывая член как в пылесос, а потом ускоряясь и резко останавливаясь, взяв хуй полностью. В таком состоянии я держался секунд 15, и начинал все заново.

- Ебать. Вот это фокусник!

- Да бля, ты где так научился сосать?

- Я тебе жену приведу, научишь ее!

- Вот бы тебя на зону 15 лет назад, тебя бы там любили как черную икру, – Петрович подтвердил мои догадки о своем прошлом. Иначе с чего бы была такая реакция на безобидную для рядового человека кружку с картинкой.

Усатый кончил мне в рот, так что никто не видел спермы, я все проглотил и, зажав губами увядший хуй, высосал из него все остатки. На смену к нему пришел Васек. Вернее я сам к нему пришел, он развалился на раскладном рыболовном стуле. Я сел для удобства на колени и приступил к работе.

Остальные мужики не обращали на нас внимания, сидели в кружочке вокруг табуретки и пиздили про ожившую синицу. Петрович в подробностях рассказывал. Что заменил, как искал запчасти, как мучился и порывался все бросить, но потом снова кропотливо перебирал все винтики и болтики.

Моя голова ходила вверх-вниз, Васек придерживал меня за голову. Так что снаружи не было видно самого процесса. У Васька не стоял толком, так и был полувяленький. Вероятно, он стеснялся, показать всем своего дохлого богатыря, как это сделал предыдущий мужик, поэтому закрывал моей головой свою немощь. Сосать вялый хуй было легко, но не интересно. От долгого сосания, у меня выделилось огромное количество слюней, отплевывать было некуда. Я проглатывал. 

- Блядь, Васек ты долго там? Ща порвешь весь рот вафлеру! Давай, заканчивай. Нам тоже охота спустить, – мужики отвлекались от разговора и нетерпеливо поглядывали в нашу сторону. Васек сделал вид, что кончает, быстро оттолкнул меня и заправил трусы. Я не стал выдавать его тайну и сидел, отдыхал. Мне предложили налить еще, но я отказался, иначе не смог бы больше сосать. Мужики выпили, один из них встал и велел идти с ним. Я послушно пошел. Мы зашли в его гараж, где стояла старенькая ауди 80, а за ней располагался небольшой, но вполне пригодный, чтоб переночевать, диван.

Мужику было на вид лет 45, трехдневная щетина и лысая голова делали из него ужасно страшного, но вместе с тем сексуально привлекательного самца. Он разулся, снял штаны с трусами с дыркой на жопе. Его лобок был когда-то побрит, примерно недели две назад и сейчас был покрыт небольшими волосами. До яиц бритва не касалась, и там было все шерстяно и пушисто. Было видно по телосложению, что мужик раньше занимался спортом: огромная накачанная грудь с кончиками сосков почти в цвет тела и широченные плечи и бицепсы произвели на меня сильное впечатление. Пресс был покрыт плотным толстым слоем жира, никаких кубиков не было ив помине, но выглядело это все равно, как это не парадоксально звучит, очень спортивно и подтянуто. Мужик лег на диван, откинув голову и руки назад. Я соснул пару минут его вытягивающийся в длину хуй с синей залупой и провел языком по животу, вылизав пупок.

Затем по груди, облизывая соски. Тело было соленым на вкус и меня это сильно возбуждало. Мужика тоже будоражили мои языковые техники, он за волосы притянул голову к своей и неожиданно засосал меня в губы. Он целовал меня грубо, больно укалывая щетиной, жуя мои губы и  засасывая мой язык глубоко в себя, так что мне становилось больно. Потом он взял руками за мою голову отодвинул от себя сантиметров на 10, велел открыть рот, наплевал мне туда  и снова сочно засосал минуты на три. Дальше были сплошные неожиданности. Он встал раком, раздвинув свою жопу. Сильно волосатые ягодицы ближе к анусу сгущались в зарослях. Но в сантиметре от самой дырочки ровным краем оволосение прекращалось, аккуратный бледно-розовый кружочек слизистой смыкался в центре в завитушку из складок, как замочек на входе в пещеру. Очко дышало трёхдневным потом и дерьмом, хотя на вид все было относительно чисто, если не считать катышек от трусов в складке в районе копчика. У меня не было времени на раздумья, мужик подал задницей назад и впечатался мне в нос. Я начал разлизывать его очко. Он кряхтел и своими руками растягивал свои ягодицы, чтоб сильнее открыться мне. Жопа на самом деле начала открываться и кружок слизистой без волос, увеличился в диаметре в три раза.

- Давай языком туда глубже, - мужик активно тужился и открывал мне свое дупло. 

Я пропихивал насколько мог кончик своего языка, он требовал все глубже и глубже. Наконец, он пригрозил мне, что отрежет мне нахуй этот язык, от которого все равно нет никакого толку. Я смекнул, в чем дело и в помощь к языку пришел мой палец. Я стал аккуратно, проникать сначала на половину ногтя, потом на весь ноготок, потом на половину пальца и через 3 минуты весь указательный палец был в обильно смазанном слюной очке. Я чувствовал внутри плотные комки говна, старался не задевать их, а надавливать на простату, не сильно перемешивая внутри все содержимое. Мужик кайфовал, подсаживаясь сам очком на мой палец. После он перевернулся, задрал ноги вверх, приказал мне делать то же самое, и одновременно сосать. Это была реально тяжелая физическая работа. Двигать рукой и головой, сохраняя какой-никакой такт. Он стал помогать мне рукой, взяв за волосы на макушке и насаживая под корень.

Губы больно кололись щетиной на лобке, моя рука устала ебать его пальцем, и сам палец тоже уже просил отдыха. Я не мог больше контролировать, где там у него в жопе какашки, чтоб обходить их стороной. Я долбил просто в его очко уже двумя пальцами и долбился глоткой о его хуище. Наконец, он заорал «вытащи их», оттолкнул меня  и, выстрелив комьями говна, прыснул на полтора метра вперед  прямо на багажник своей машины.  Я первый раз видел, чтоб так далеко спускали и думал. Что бы было, если бы он мне в горло так кончил – прострелил бы насквозь, наверно. Он лежал полумертвый и не двигался. Я не знал, что мне делать и решил оставить его тут отдыхать и вернуться к мужикам, но он поднял голову:

 - Куда ты собрался, а убирать, кто тут будет? Пакеты в углу, бумага там же, - мужик оделся и вышел и з гаража, оставив меня одного.

Я бумажками собрал все, что упало лишнее, стер сперму с машины и упаковал в три мешка, чтоб не пахло, и тоже собрался идти ко всем, но в гараж вошли еще двое оставшихся.

- Ну что, Машенька, сделаешь нам такой же минет, как остальным? – мужики проходили, закрыв на заслонку дверь, и не просто снимали штаны, а раздевались полностью, оставаясь только в носках, и после снятия штанов вновь надели ботинки. Из чего я сделал вывод, что минетом наше совместное времяпрепровождения навряд ли ограничится. Оба этих мужика были лет по 38-40 ростом 175 см и весом под сотню кг, средней волосатости и мускулистости с круглыми животиками и большими пушистенькими задницами, два таких винни-пуха и я один среди них дохленький кролик. Они встали оба рядом, давая поочередно мне в рот свои волосатые пиписьки горько-соленого вкуса, а сами гладили друг другу волосатые груди и дергали за соски. Приказав мне раздеться, один сел мне на лицо задом, другой приподнял мне ноги, смазал мне жопу силиконовой автомобильной смазкой и, надев презик, вошел в меня. Жопа сидевшего на мне покемона была настолько большой и жирной, что я постоянно руками приподнимал ее чтоб сделать вдох, иначе эти мощные ягодицы закрывали мне и нос и рот и глаза.

Я лизал немытую несколько дней жопу, вычищая до скрипа открывающуюся под моим засосом дырку. В это время второй мужик дрочил мне хуй, крепко схватив за яйца, а сам всаживал мне свой разбухший в толщину хуище. Раскрывающееся очко того, кто сидел на мне сверху, дрочка моего хуя ебавшим меня мужиком, их взаимное дергание друг друга за соски, все это было очень странно. Если бы я мог видеть из-за сидевшей на мне жопы, что в это самое время мужики сосались друг с другом с языками, я бы не поверил. Но что произошло потом, все-таки раскрыло мне глаза. Ебавший меня мужик вышел из моей жопы, снял испачканный немножко гондон и подошел со стороны моей головы, засунув свой хуй мне рот. Неприятный вкус смазки заставил меня сморщиться, верхний мужик наклонился ко мне, вдавив меня своим пузом в диван, и не успел я удивиться от того, что мой хуй взяли в рот, как в разлизанную жопу над моими глазами вставили хуй, только что ебавший меня, только без резины.  По моему еблу ездили волосатые яйца актива, я видел как ствол входит в жопу, натягивая кожу, и выходит, оттягивая ее в обратном направлении.

Мой хуй сосали профессионально, беря целиком, я прекрасно знаю это ощущение, когда головка плотно охвачена со всех сторон мышцами глотки, так не все умеют. Актив вынул хуй из очка и впихнул его мне в рот. Вкус чужого очка вызвал во мне прилив оргазменных ощущений, и я кончил сосавшему мужику в рот. Актив продолжил ебать жирную свинью над моей рожей, которая истекала своей собственной выделившейся смазкой, а когда пас уже не мог терпеть и прямо с членом в жопе начать попердывать, из хуя полилась сперма в огромной количестве. Акт вынул член и продолжил кончать прямо на очко, которое бешено сокращалось и сжималось, выдавливая из себя сперму мне на язык, я отлизывал и глотал всю малафью. Пасс сосался с актом, а сам дергал свою пипирку и, наконец, тоже кончил на мой живот. Мужики посидели на диване, отдышались и предупредили меня, что если кто-то узнает о только что произошедшей ебле, меня закопают заживо. 

Мы вышли из гаража, народ расходился. Мужики закричали: «Ну, что Петрович, твоя очередь осталась Машку ебать». Петрович усмехнулся, махнул мне. Мол, ступай за мной. Мужики тоже расходились по своим гаражам.

У Петровича в гараже был идеальный порядок, он вскипятил чайник и заварил мне пакетик.

- Ну, что, затрахала тебя наша свора? – дед тоже попивал горячий чаек и хрустел баранками.

- Да я бы не отказался еще, - я обжигал губы нагревшейся от кипятка железной кружкой.

- Ишь ты, какой ебливый, - дед выдержал паузу, - прям как я в молодости.

Я вытаращил глаза и тупо смотрел на деда, будто он съехал с катушек.

- Че вылупился, думаешь в союзе никто не ебался в жопу? Меня опустили в первую же ходку, с тех пор так петухом и сидел. Во вторую, правда было проще, был один ебарь, которому я сосал и давал в очко. А в первую чего только не натерпелся, уж так чморили, что вспоминать тошно. Вот, - дед повернулся ко мне жопой и снял штаны. 

На левой ягодице была наколота синем зековским цветом небольшая корона с надписью «пидор» на ободке.

- А чего не свел? Или не забил чем-нибудь? 

- А толку то. Кто мне ее забивать станет? Это сейчас на каждом углу колят, а тогда два человека на всеь город, разве они притронутся к опущенному? Да и смысла нет. Все кому надо и так знают, что я петух. А сейчас? Сейчас мне похуй, старая жопа никому не нужна, светить ей не перед кем и жить осталось два понедельника. Да и смирился я давно. Как откинулся, пробовал с бабой жить. Да, видать не мое это.

Привык к мужикам, да и сосать привык и в очко тоже. Ты не дума, тутошние мужики нормальные, они в свое время меня все выебли, и сосал им регулярно. Это уж сейчас я совсем старый стал, зубов вон половину нет, они брезгуют мне в рот давать, боятся, что поцарапаю их свистульки. Да что там, было бы что царапать: у Васька не стоит, жена ушла из–за этого, а то он лепит на м тут всем, что нашла богатого молодого. Да знаю я к кому ушла она, сидели вместе, у того хуй толщиной с твою руку, да еще с двумя шарами из текстолита, он меня когда выебал, потом зашивали в лазарете, с тех пор кликуха «дырявый». Эти двое из ларца, Карлсоны недоебаннные друг друга шпилят своими пропеллерами, думают Петрович - тупорылое говно. А то я не видел, как они лапали друг друга, пока я им отсасывал. Колян то, который тебя увел к себе в гараж, чтоб остальные не видели, как ему очко  кулаками долбят, тоже клоун еще тот. Запихивал ему в очко кулак?

- Нет, только 2 пальца, - я был ошарашен чередой признаний и откровений.

 - Будешь знать, что у него жопа дырявей моей. Сам он, правда, не сосет  и хуем выебать себя на даст, но на кулак сядет легко, резиновый как гандон. Ну, а Вовка, что ебал тебя первый, вот тот нормальный мужик, правильный. Ебет, но презирает. Так положено. У всех свое место. Так что вот так. Это хорошо, что ты появился. Про Андрюху то я не догадывался, что он пидорков поебывает, ну да какая разница. Соси, пока молодой. А то вон станешь как я, уже ни в рот взять, ни в жопу дать. Одно осталось – смотреть. Вот я буду смотреть, как ты тут обслуживаешь местных. Идет?

- Без проблем, познакомишь меня с кем-нибудь с зоны? – меня очень заинтересовала такая опытная жизнь старого пидора, наверняка, у него масса контактов.

- Ха, хочешь на зону? Успеешь еще, ебись тут - вон, сколько желающих завафлить твой молоденький рот. Ну, а с зоны. Есть у меня пара знакомых, кто недавно откинулись, при случае наведу на тебя, а то сам уже всё, срок годности жопы истек, вафля уже не та. Поехали, отвезу тебя домой, заодно проверим, как летает моя птичка-синичка.

Конец

18+ Внимание! Данный ресурс содержит информацию 18+, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми. Использование сайта подразумевает согласие с правилами публикации. Пробный доступ не предоставляется для МТСа, Мегафона, Билаина и др. операторов. Стоимость услуги для абонентов

Введите код для удаления обьявления.

Для того, чтобы ваше объявление было более заметным и закреплено в самом верху, вы можете купить статус VIP!

Оплатить можно через банковскую карту/телефон/киви и другие способы.

Выберите период размещения

1 день   3 дня   7 дней   30 дней

К оплате: 240 RUB