Гей рассказ "Переодевание / в женском / женское белье"

Проект «Отражение»

Я познакомился с Антохой по объявлению в интернете. После расставания с бойфрендом прошло полгода. Чувство опустошения и недоверия ко всем людям все еще не давало мне покоя, но физиологические потребности никто не отменил и хуй стоял так, как будто говорил мне «трахай все, что движется и не движется». Дрочить больше было уже невероятно скучно, я хотел живое тело, поэтому пересилил свою лень и начал мониторить сайты знакомств.

Однообразные объявления «отсосу», «подставлю жопу», «послушная шлюха ищет ебаря»» и т.п. отбивали всякое желание начинать переписку с этими дырявыми петухами, подставляющими свое ебало под каждый хуй. Я перематывал страницы, пока не обнаружил, что отмотал уже на полгода назад, где, о, чудо, было размещено единственное адекватное объявление от парня, ищущего знакомство со спокойным работающим активом для периодического отдыха вдвоем, походов в кино и при симпатии интимных отношений.     Я написал, не надеясь на ответ. За полгода, может, автор объявления уже нашел, кого хотел. Через два дня на почту пришло сообщение, и в этот же вечер мы встретились.

 На встречу пришел худенький высокий короткостриженый рыжеволосый парень лет 25 с веснушками на носу и щеках, очень странно одетый в обтягивающие черные джинсы-скинни и массивную на 3 размера больше плотную бежевую толстовку с надписью на спине «isn’tBalenciagabutf*ckoff»  сделанной, по всей видимости,  им собственноручно. Он представился как Антон. Его внешний вид мне не очень понравился. Хотя это и были просто штаны и кофта. Но штаны на его худых ногах в сочетании этой толстовкой-оверсайз, да еще с такой надписью сразу выделяли его из толпы как небогатого, но очень чувствующего стиль и тренды модника. Если бы он начал громко и манерно разговаривать, обращая на себя внимание аудитории кафе, в которое мы  зашли, то я бы сразу ушел. Но он очень тихо и скромно повествовал о себе, чем заслужил мою симпатию. Мы прелестно провели полтора часа за разговорами, выпив по 3 чашки кофе и понимая, что теперь этой ночью нам не уснуть, я пригласил его к себе домой со всем вытекающими. 

Горячий засос начался в лифте и продолжился, как только захлопнулась дверь квартиры. Меня потрясывало от вновь ощущаемого живого тепла и запаха. Антон был очень резв и мигом раздел меня, расстегнув болты на джинсах, что мне из-за больших неуклюжих толстых пальцев всегда удавалось лишь с трудом. Он стянул мои джинсы до колен, туда же сползли серые семейки и антохина рыжая голова нахлобучилась на мой хуй.

В прихожке моей квартиры одна из стен была полностью заклеена огромным зеркалом, поэтому  я смотрел в наше отражение и видел, как Антон сидит на корточках и подергивает головой, схватив меня за жопу. Я понятия не имею, как там по-особенному устроен Антохин рот, но ощущения были, что там не один язык, а целая армия обученных хуесосов. В общем, я не мог долго терпеть и кончал прямо в эту армию. Причем я порывался перед оргазмом вынуть хуй из его рта и спустить на пол ну или на лицо, но он не дался выдернуть из себя мой шприц, и инъекция спермы была выполнена четко в глотку. 

Он продолжал сокращать свои волшебные внутренние мышцы, разминая мой опавший орган, я все-таки за уши заставил приподняться и нежно целовал в губы, а потом в шею, от чего его пробивало конвульсиями. Я сполз по стеночке вниз и пытался расстегнуть его обтягивающие джинсы, но пальцы подводили меня. Он расстегнулся сам, показав мне миниатюрные плавки с огромным гульфиком, в котором калачиком был свернут рыжеволосатый подстриженный хуй с широченной крайней плотью. Я высвободил его из трусов и поразился размерам. Он был больше моего, но не самым большим вообще, что бывают.

Просто с общей тощей комплекцией он казался приклеенным от другого человека. Я не стал даже стараться взять его полностью, а Антоха и не пытался воткнуть в меня до конца. Я сосал только залупу, пальцами пытаясь проникнуть ему в попу. Там было очень сухо, я развернул парнишку в себе задом и посадил на свое лицо, обильно смачивая слюной его анальные складки. У него было побрито вокруг ануса, но выше к пояснице оставался островок рыжих волосиков, это выглядело очень сексуально, я почесывал их во время римминга.

 Мой член уже отдохнул и был готов к новым атакам, я достал из шкафчика презик и смазку и прямо тут же в прихожке перед зеркалом стоя вошел в Антоху сзади. Ему тоже нравилось наблюдать за отражением в зеркале, а мне нравилось, как мотается его длиннющий хуй и яйца в такт моим фрикциям. Вес Антошки был меньше моего килограмм на 20, поэтому я надевал его на себя как большую куклу. Я целовал его в шею и ускорял темп, потом замедлялся и больно сжимал его соски и кусая губы. В один из таких моментов он облил мне зеркало, издав звук собаки, передавленной трактором. Я спросил, выйти мне или можно продолжать. Получив одобрение, я продолжил натирать ему анальную мозоль. Его хуй опустился и от этого казался еще длиннее, мотаясь как хобот у слона. Я ебал Антона как будто он был сделан специально для меня как слепок из силикона, настолько все внутри было соответствующе моему хую. Антон поднял одну ногу кверху почти до состояния шпагата, и я начал въебывать в его раскрывшийся по-другому зад. Я был приятно шокирован его растяжкой, это придало дополнительной остроты ощущениям, я вышел из жопы, снял презик и уже целенаправленно обкончал свое зеркало. Антошка рассмеялся: «Эффектный автограф». 

Следующие два часа мы провели в горячей ванной, бесконечно целуясь и гладя друг друга под водой. Антон лежал спиной на моем животе, я нежно дрочил ему, а мой хуй скользил меж его бедер и обнимался с его колючими после недавнего бритья яйцами. Это было настолько давно забытое блаженство, что я отключился от реальности и предложил не тянуть резину и переехать ко мне. Долгий поцелуй заменил знак согласия. Мне кажется, если бы мы были жених и невеста, и на свадьбе тамада предложила бы нам поцеловаться, а гости стали бы считать, как долго мы целуемся, то прошло бы трое суток, все гости умерли бы от голода, а мы все продолжали бы целоваться. 

Расслабленные горячей водой, мы переместились на кровать, где призрачный намек на сон растворился как мираж в пустыне. Полгода отсутствия у меня парня  и тройная доза кофеина дали о себе знать. Признаюсь, минет я делал неважно, но в жопу я мог ебать часами, стирая залупу в кровь, поэтому  старался не жалеть смазки и покупал ее в больших бутылках. Упаковка резины из 12 штук не пригодилась вся, за ночь мы израсходовали всего 4 презика, с учетом моего долговременного эффекта. Но в три ночи у кровати разъехались ножки и мы устроили такой сильный грохот, что у соседи повыскакивали на лестничную площадку.

Пришлось отломать две уцелевшие, чтоб сделать поверхность хотя бы горизонтальной. Уже не боясь, что кровать рухнет, продолжилась дичайшая ебля уже не с целью достижения оргазма и спермы, источники иссякли у обоих, а в качестве самого процесса удовлетворения накопившейся похоти и физического слияния двух личностей. К утру мы уснули, обессилев от высокой кардионагрузки. Следующий день у нас был заполнен чисто платонической любовью, так как мой хуй покраснел, и даже при мочеиспускании от попадания мочи на головку начиналось сильнейшее жжение,  задница у Антошки был в таком же состоянии. Я потащил его в лабораторию сдать нам обоим кровь на ВИЧ, сифилис, гепатиты, чтоб в будущем спокойно ебаться без резины, а после он уехал домой. Он сказал, что ему надо два дня, чтоб собрать вещи и тогда он приедет уже с чемоданами ко мне на постоянку. Это было хорошим вариантом. Потому что у обоих половые органы требовали реабилитации, а находясь рядом, мы не смогли бы удержаться от еблинга. Два дня мы переписывались в вайбере, посылая друг другу всякие милашества. 

Мне пришла смска о том, что готовы результаты, и мы встретились у лаборатории, сцепившись в жесткий слюнявый поцелуй у аварийного выхода. Результаты были у обоих отрицательные. Я хотел выебать его прямо тут на лестнице, ведущей к запасному выходу, но он сказал, что вечером приедет с вещами и тогда уже потрахаемся.

Я был поражен обилию чемоданов, которые Антон выгружал из такси. Мой шкаф не рассчитан на такое количество вещей, поэтому мы просто поставили все его сумки в угол в кладовку, которая у меня все равно пустовала. Антон сказал, что работает в распределительном центре крупной сети гипермаркетов сутки через трое, а в свободное время подрабатывает, выступая в местных клубах. На вопрос, что он делает, поет, танцует или показывает цирковые номера, он ответил, что он актер театра пародий. Естественно, я попросил его показать мне сразу хоть минутный кусочек его выступления, но Антон сказал, что если мне интересно, то сегодня вечером в 23.00 можно все увидеть живьем. Конечно, мне стало интересно, Антон оказался очень глубоким парнем с таким удивительным увлечением, и мне не терпелось увидеть, что же он вытворяет на сцене. Практически до девяти вечера мы ничем не занимались, кроме как трахались.

Я старался не жалеть смазки, чтоб не стереть заново только что успокоившуюся кожу на члене. Отсутствие гондона давало непередаваемые ощущения тепла и внутреннего пульса Антошки,  а также благотворно повлияло на скорость моего спускания. К моменту, когда надо было уже начать собираться в клуб, я пролился пять раз, Антошка три раза обкончался прямо у меня на хую, перемазав нам обоим животы. Стоило мне только посмотреть на его рыжую голову с веснушками, как мой хуй сразу опять вставал и требовал бархатного нежнейшего антохиного анала.

Но время шло, нужно было собираться. Антон ушел в душ, следом я. Антон не стал никак наряжаться, надев то же самое, в чем был на первом свидании. Я по клубам особо не ходил, поэтому ничего суперстильного и модного у меня не было, надел просто джинсы и рубашку. Антошка вытащил из чемодана массивные часы, серебряную цепочку и печатку, нацепив все это на меня и расстегнув две верхние пуговицы сказал – вот теперь очень неплохо. Мы соединились в поцелуе в знак согласия. Мы вызвали такси и я охуел, когда Антон потащил с собой два чемодана. Таксист так же был обескуражен, думая, что мы направляемся на вокзал и перепутали заказы. Но мы ничего не перепутали и направлялись в центр в самое злачное заведение города «Пирамида». Антон повел меня через служебный вход задворками, и сквозь лабиринт ходов и дверей вывел меня в зал, сказав, что подойдет ко мне после выступления. Я взял себе пиво и устроился около бара.

Сразу ко мне стала клеиться намалеванная телка, я сказал ей что-то грубое, она послала меня и отвалила. После нее появилась вторая, а затем третья, а после них подошел пидорковатый парень с предложением угостить его коктейлем, взамен предложив сделать минет в туалете. Стараясь не хамить, я сказал, что жду подругу и от меня отстали. В 11 выщел ведущий и объявил о начале шоу. Стали выступать девочки в трусах, потом вышел петь какой-то репер. Потом парни-акробаты в обтягивающих просвечивающими штанах светили виднеющимися в ультрафиолете трусами, пока выполняли свои трюки. Потом вышла кавер-группа, сотрясая сцену около получаса. Антохи не было. Я написал ему в вайбере, когда же будет он, но он не отвечал. Наверно готовится и настраивается, я решил не отвлекать его и взял себе еще пива. Кавер-группа отпела, после нее вышел ведущий вместе с разукрашенной как новогодняя елка трансухой и устроил конкурс стриптиза. Пары парней и девушек выходили на сцену и старались эротично друг друга раздевать, но выглядело это скорее смешно и убого. Победила та пара, чья компания в клубе была многочисленней. Я взял третью бутылку пива и пока на сцене очередная трансуха целый час кривлялась под песни Пугачевой, Ротару и Гурченко, я глазами раздевал бармена. У него из-под рубашки так сексуально торчали мохнушки, что мне хотелось запустить туда руку. Я глядел ему в его пухлые губы, а он говорил мне, улыбаясь: «А вот и ваша подруга». Я обернулся, передо мной стояла Гурченко и обращалась знакомым голосом к бармену: «Жень, привет. Ну как тебе сегодня, ничё? С румянами вроде не переборщила, да?»,  а потом обратилась ко мне: «Ну, что ты мне ничего не скажешь? Пошли, поможешь мне переодеться, а то я эти сапоги одна не сниму». Меня взяли за руку и увели снова за кулисы, в лабиринт входов и выходов. Оказавшись в тесной гримерке без окон, я узнал антохины чемоданы, а когда Гурченко сняла парик, узнал и его самого. 

Это околореальное ощущение как будто видишь сон, но это не сон. Я трогал его как незнакомого человека и не мог прийти в себя. Он сел на стул и подал мне ноги: «Помоги мне, пожалуйста, снять эти сапоги». Я погладил его ноги и аккуратно, но резким движением расстегнул молнию, потом принялся вторую ногу. На меня нашло наваждение, я стал покрывать его ножки в колготках поцелуями, поднимаясь выше и выше. Антон стал останавливать меня: «Ну, не сейчас, давай дома, сюда могут зайти», но полтора литра пива сделали меня бесстрашным и развратным. Мне даже хотелось, что нас кто-нибудь обнаружил тут, например бармен, заодно и его трахнул бы. Я стянул с гурченки юбку, под ней оказались кружевные трусики-стринги. Красивая небольшая антошкина попка в них смотрелась как картинка, я нагнул его к зеркальному столику, подал упавший парик и когда он надел его, я уже на половину залупы был в его жопе.

Антон понял, что со мной без толку спорить, и подставлял мне очко, ритмично подмахивая, лишь бы я поскорее кончил. Но не тут то было. Пиво подействовало как ингибитор моих химических реакций, и я штробил Антошкин зад, называя его «размалеванной куколкой» в течение полутора часов, пока у него не потек макияж и он реально превратился в размалеванную куклу. Меня это возбудило и, обзывая его придорожной блядиной, я накончал ему на лицо. Антон смывал макияж мицеллярной водой, и тут случайным образом выяснилось, что ей отлично смывается и сперма. Я оставил его приводить себя в порядок,  а сам вышел на воздух. У служебного входа курили бармен и еще одна трансуха, которая проводила конкурс. Она басила и дымила как деревенский тракторист, спрашивая меня, я ли это, новый Антошкин хахаль. Мне были неприятны эти разговоры, я уклонялся от ответа. Тогда она погладила меня по щеке и предложила, если я, конечно, захочу, трахнуть меня в подсобке прямо в образе. Услышав, что я актив, она похлопала меня по плечу и, сказав «удачи, коллега», удалилась. Бармен тоже пытался со мной заговорить, но после долгого траха в душной маленькой комнате у меня кружилась голова, я несвязно ему что-то отвечал. Он сунул мне в карман бумажку со своим номером и сказал набрать его, если захочется приятно провести время. Антон вышел, я взял его чемоданы, и мы загрузились в подъехавшее такси.

Антон устало развалился на низкой кровати без ножек.

- Есть хочешь? Давай пельмени сварю – я гладил его по рыжему ежику на голове.

- Давай, обожаю пельмени.

Я чмокнул его в губы и ушел на кухню, а когда через 10 минут вернулся с тарелкой готового ужина, Антошка сладко спал как рыженький котик, пожав ножки к животу. Да, целый час скакать на сцене на каблуках, это не колбасу на кассе пробивать. Я укрыл его пледом, сам сел в кресло и поел один, поглядывая, как он смешно спит с полуоткрытым ртом, а из-под пледа выглядывают пальчики ног. Меня распирало любопытство, и пока Антоха вырубился спать, я открыл один из его чемоданов с реквизитом. Несколько париков, каблуки, платья. Юбки, топики, накладны груди разных размеров, мешок с косметикой. Это ж надо во всем этом разбираться, что не надеть что-то задом наперед и намалевать лицо, чтоб было красиво. У Антона был явный талант артиста травести-жанра. Я вытащил пышный парик, вероятно, для образа Пугачевой и примерил на себя. Посмотрев в зеркало и приготовившись ржать как конь, я удивился, насколько всего лишь одна прическа способна изменить черты лица и внешний вид. Ничего смешного в отражении не было. Если накрасить глаза, губы и сделать розовыми щечки, то при определенном ракурсе и в неоновом свете софитов клуба было бы очень похоже на Аллу Борисовну.   Я достал следующий парик, плоский, с длинными прямыми волосами, по ходу Ротару.

Надел на голову и вот тут прыснул от смеха. Мое круглое лицо с этими волосами никак не напоминало Софию, а было похоже на переодетую макаку. Парик Гурченко сделал из меня не Людмилу Марковну, а нестриженого алкаша из соседней квартиры. Я не удержался и громко заржал, разбудив Антошку. Он приоткрыл глаза и с интересом рассматривал, как я копаюсь в его чемодане. Я сильно смутилсяи стал извиняться, что копаюсь в его вещах, но уж очень интересно. Антон обернулся пледом, подошел ко мне, поцеловал, сказал, что сейчас сделает из меня красотку. Я, конечно, начал отказываться, говорить, что меня это не интересует, для этого нужно стройное тело как у Антона и подходящее лицо. Антон долго смотрел на меня как художник на чистый холст и молчал, в его голове происходили сложные мыслительные процессы. После 10 минут тишины он развернул меня к себе, взял обещание не мешать ему до тех пор, пока он не закончит. 

Он попросил меня начисто, насколько это возможно, побриться и после этого сел меня красить. Я охренел, когда он развернул целый патронташ из кисточек, щеточек, пинцетов и неведомых мне приспособ для макияжа, а огромным количеством палеток, тюбиков и банок с разноцветными красками, пигментами, пудрами, помадами, тонам, корректорами и консилерами можно было разукрасить все стены нашей многоэтажки.

На вопрос, сколько это все стоит, Антон сказал, что лучше про это не думать, иначе можно умереть от шока.  До этого я представлял себе, как женщины красятся, много раз на работе видел, ну максимум минут 15 – нарисовала глаза губы, припудрилась и готово. Но тут все было по-другому. Сначала он протирал мне лицо какими-то жидкостями, лосьонами и сыворотками по очереди из разных бутылочек как перед хирургической операцией по удалению липомы мне протирали спину. Потом взял пинцет и начал дергать неправильно растущие и лишние волоски из бровей. Это вообще было очень похоже на ту хирургию 10 лет назад в краевой больнице. Расчесав, подрисовав кончики карандашом и зафиксировав гелем, похожим на клей, с бровями было закончено. Антон достал  коробку с ресницами и начал клеить мне пучки по наружному углу глаза. Потом был еще праймер, тон, консилер, пудра, тени, помада, контур, бронзер, хайлайтер и блестки. На вопрос, откуда он все это знает и где научился, он ответил одним словом: «Ютуб». На разрисовывание моего лица ушел почти час. После он велел снять с себя все, порылся в чемодане и выудил оттуда черное гладкое женское белье небольшими шортиками с кружевом по канту. Я примерил, яйцам было немного тесно, но терпимо. Антон гладил мои бедра и попу и говорил, что если сделать депиляцию всего тела, то будет вообще классно. Я стал возбуждаться, но Антон велел успокоиться, пока не закончим.

Дальше были черные плотные колготки, в которых было очень комфортно ногам, как в компрессионных леггинцах для спорта, но очень жарко. Теперь понятно, как бабы не мерзнут в мороз в одних колготках. Накладная грудь 4 размера с моим не очень большим, но весьма очевидным пузом смотрелась комично, но Антон зорко осматривал меня, говоря, что все прекрасно и очень хорошо. Бюстгальтер крепко зафиксировал мой новый искусственный орган к настоящему телу. Далее Антон долго рылся по своим чемоданам, что-то искав. Наконец, он вытащил черное бархатное, как будто траурное, но не длинное платье  с мерцающими, словно южное звездное небо, блестками. Я понятия не имел, как это надевается, но все оказалось просто. По спинке шла молния сверху донизу, и надевалось все элементарно, как будто надеваешь куртку задом наперед. Молния не застегнулась до конца и остановилась на середине спины.

Антон еще достал шелковый пояс и повязал мне его чуть выше талии, от чего пузо стало еще более заметным, но он сказал, что так надо. Я начал подозревать, что он делает из меня Лолиту Милявскую, и включил на телефоне «На титанике» начав пританцовывать, но Антон выключил, сказал, что это ему мешает. Ни одна обувь на мой 43 размер не лезла, у Антона был 41 размер. Парик Антон почему-то выбрал блондинистый, хотя я вроде точно помню Лолиту с черными волосами, и стал даже спорить с ним, что у Милявской не такие волосы. Антон отошел от меня в другой конец комнаты и произнес: «Ты просто чудо».

Я прошел в прихожку, чтоб в огромном зеркале снизу доверху оценить свое перевоплощение и, включив свет, обомлел. От меня остались только волосатые руки, которые выглядывали из рукава три четверти длиной и мужские короткие с заусенцами ногти. В отражении стояла живая Адель.  Я ожидал увидеть уж если не Милявскую, то уж точно сильно разукрашенную попугайными цветами трансуху, которые стали регулярными участниками всевозможных шоу и праздников и создали стереотип ярконакрашенной вульгарной агрессивной шалавы с накладными сиськами. В отражении не было трансухи, не было вульгарщины, не было ни грамма пошлости. Это было точное перевоплощение с натуральным макияжем, с платьем без глубокого декольте, с полными аппетитными формами как у реальной Адель. Локоны волос спадали чуть ниже плеч, прикрывая щеку с одной стороны. Я приглушил свет, и в полумраке мне стало даже страшно, что из зеркала на меня смотрит чужой человек. Мое стагнированное состояние аффекта длилось около 20 минут, за которые Антон не подходил ко мне и не мешал.  

Я все стоял перед зеркалом и несильно покачивался, поглаживая свои бедра, животики грудь. Адель в отражении кротко улыбалась и покоряла меня своими бездонными глазами. Сзади к Адель подошла Лолита. Черные волосы, выбеленное лицо, острые прорисованные скулы, яркий акцент на глаза, нюдовые губы и синее платье в пол с оголенными плечами и почти вываливающейся из меховой горжетки грудью.   Антон включил «Ориентация-север» и в зеркале началось сольное выступление Лолиты для Адель. Я был в параллельной реальности от происходящего, как будто я умер и наблюдаю за всем со  стороны. Закончив свое выступление, Антон поставил «SetFiretotherain». Лолита стала двигаться как Адель на сцене. Повторяя незамысловатые движения, я вошел в тело и в зеркале состоялся первый и единственный дуэт Лолы и Адель. Я был потрясен этим приватным концертом. Впервые в жизни я не испытывал отвращение к переодетым в грубых шлюх мужикам, а их и не было. Две сексуальных красотки с пухлыми губами и грудями смотрели друг на друга, а после приблизились и слились в поцелуе.

Платье и Антона сползло вниз, он остался в розовом полупрозрачном белье, которое еле удерживало его гениталии. Я спустил колготки и трусики и запихал голову Антона под подол своего платья. Лолита и Адель растворились и исчезли, остались две развратные похотливые шалавы в париках и женском белье, которые ублажали друг друга с таким остервенением, что дальнобойщикам, ебущих придорожных блядей и не снилось. В моей голове что-то сломалось, какой то винтик встал не туда. Я ощущал себя адовой трансухой  и насиловал такую же ебливую обезумевшую суку, размазывая ей макияж и целуя накрашенными губами накрашенные губы. Антон кончал, но я не останавливался  и продолжал расхреначивать его рыжую пизду, сдвинув вбок розовые лямки трусиков, а после вставил член между его силиконовыми сиськами и, остервенело двигаясь, выстрелил ему на лицо. Следующие два часа мы провели в ванной, отмывая друг друга от макияжа и, кайфуя от мистической ночи, насыщенной магией перевоплощения и новыми открытиями в сексе.

С Антоном началась моя новая счастливая жизнь с совершенно безбашенным, разнообразным сексом, насыщенными выходными и морем новых знакомств и развлечений. А через 9 месяцев родился наш совместный ребенок. Мы назвали его проект «Отражение». На сцену «пирамиды» выкатывали двустороннее зеркало гримерки с лампами по бокам. Включался узкий пучок света. С одной стороны выходил Антон в образе Лолиты, с другой - я в образе Адель. Две шикарных пышногрудых женщины 45 минут держали публику в состоянии мурашек. Да что там говорить, я сам был весь в гусиной коже, не смотря на массу репетиций и приготовлений. После триумфальной премьеры мы объездили все гей- и негей-клубы страны. Слава, овации, любовь публики и концертмейстеров – все доставалось этим образам на сцене, на работе мы были обычными людьми, разве что с аккуратными бровями и ногтями. Через год трудов мы познакомились с одной dragqueenиз Нидерландов, стараниями которой в скором времени мы переехали туда, став резидентами одного из травести-клубов.

***

С той поры прошло 2,5 года, Антона вот уже как 5 месяцев нет в живых. В той аварии мы должны были погибнуть оба, но я уехал на 10 минут позже на другом такси, так как забыл туфли дома, а Антон открывал шоу. Огромная фура не оставила шансов небольшому форду. С того момента я умер вместе с ним. Вместе с ним я мертвый летел в Россию, вместе с ним ехал на газели в его город на Волге, вместе с ним меня закопали в сырой сентябрьский грунт. Я привез все его костюмы и сегодня, спустя ровно 4 года после премьеры нашего проекта «Отражение», я вновь выхожу на сцену обновленной «Пирамиды» в образе Лолиты в Антошкином парике и меховой горжетке, посвящая ему «Раневскую». Похороните меня за плинтусом.

Конец

18+ Внимание! Данный ресурс содержит информацию 18+, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми. Использование сайта подразумевает согласие с правилами публикации.

Введите код для удаления обьявления.

Для того, чтобы ваше объявление было более заметным и закреплено в самом верху, вы можете купить статус VIP или VIP PREMIUM!

Оплатить можно через банковскую карту/телефон/киви и другие способы.

Выберите период размещения VIP

1 день 3 дня 7 дней  30 дней

К оплате: 240 RUB