Гей рассказ "Лес / в парке"

Гей рассказ "Лес / в парке"

Обновка

Мокрый асфальт, подернувшийся сахарной корочкой льда, отражал фантастическое глубокое синее небо. Казалось, что я лечу над бездной, отталкиваясь новыми кроссовками, купленными вчера в Спортджусе, приземляясь каждый раз в зеркала подмерзших луж. Раздавался характерный звук и по блестящей поверхности расходились трещины, раскалывая небо на фрагменты. Кроссовки не капельки скользили, что было не сравнить со вчерашним днем, когда я чуть не навернулся несколько раз, прокатившись по замерзшей дороге как на коньках. Молоденький продавец-консультант Сева в магазине сделал мне подборку обуви для бега  в весеннее время года по характерной для этого времени года дороге, где лед, сменяется лужами и переходит в грязь.

В магазине я был растерян и мерил все, что он мне приносил, так как больше всего в этом шопинге мне понравилось наблюдать за его попкой, обтянутой светло-синими трениками, пока он уходил за очередной парой кроссовок. И хотя он приносил мне мой размер, подходящий ноге идеально, я просил принести мне то на размер больше, то меньше, чтоб сравнить какие сидят удобнее. Сева терпеливо выполнял свою работу и носился с коробками туда-сюда, а я все глазел на его аппетитные формы сзади и пытался догадаться, в каких он трусиках. Контуры белья обычно проступают под обтягивающими штанами, но у него я не заметил никаких признаков резинок, врезающихся в задницу. Видимо, либо белье было бесшовным, либо стринги, либо его не было в принципе.

Последнее предположение меня так возбудило, что коряга в трусах задымилась. Пока я сидел на пуфе, все было удачно скрыто, но когда встал, чтоб пройтись в очередной паре кроссовок на размер больше, штаны натянулись и четко обозначили, что впереди у меня загнутая баранкой балда устала спать и показывает всем, что готова презентовать себя миру. Я спустил пониже кофту-кенгурушку, но она отползала назад, как только я начинал двигать руками. Сева моргал и спрашивал, удобен ли мне этот вариант и может принести еще что. Рядом уже стояли 5 коробок с различными вариантами. С выбором я давно определился и покапризничал бы еще, но уже боялся сойти с ума от сексуального напряжения, указал на понравившуюся пару и попросил отнести на кассу. Сам схватил первую попавшуюся кофту и умчался в кабинку для переодевания, где мигом освободил своего рвавшегося наружу бойца, выдрочил его до последней капли прямо в рукав взятой кофты, кинул ее там и успокоенный пошел платить за обувь.

Амортизаторы новых кроссов работали на «ура» и я летел по беговой дорожке как стрела. Парк был практически пуст, лишь редкие утренние такие же фанатики бега, как и я, мелькали иногда на пересекающихся то и дело дорожках, тропинках и покрытиях. Я добежал до своего стандартного места разминки у стареньких ржавеньких турников, стоявших еще с советских времен. Здесь практически всегда было свободно, мало кто сюда добегал. В основном, все останавливались на 300 м раньше, где была построена новая современная площадка с множеством турников под разный рост, брусьями, скамьями для пресса, тренажерами. Но я не люблю, когда рядом люди стоят и начинают следить за мной, сколько раз я подтянулся или отжался.

Некоторые считают своей святой обязанностью дать миллиард советов как делать это правильно, как лучше дышать во время бега, а стоит только хотя бы ответить на один вопрос, как уже считается, что мы старые друзья и пора выудить всю подноготную кто я, чем я занимаюсь, с кем сплю и какие стельки покупаю, что не воняли ноги. На покосившихся железных прутьях советского наследия может и не так эстетично висеть, но зато никто не приставал с глупыми беседами, что по утрам особенно раздражает. Я пописал прямо у дорожки, никуда не заходя и не прячась, так как никого в полукилометре от меня не было, и повис на турнике. Тело приятно тянулось, в нос бил свежий слегка морозный, но уже весенний воздух, чирикали птички и солнце сквозь ветви деревьев било мне прямо в затылок своими горячими лучами. Я подтянулся 15 раз и спрыгнул, согнувшись пополам к ногам и обхватив сзади коленки. Кроссовки пахли новизной, этот запах китайской резины напомнил мне запах гондонов из Ашана, я подумал, что, наверно, их делают на одном заводе из одного сырья. Я стоял в  таком положении, согнутый пополам и смотрел вверх ногами на лес, который еще во многих местах был покрыт снежными покрывалами, но многочисленные бесчисленные проталины с уже успевшими подняться первыми травинками внушали оптимизм, что смена времен года неизбежна и скоро наступит теплое лето. 

Услышав, что кто-то подбегает, я разогнулся – к турникам приближались трое парней в беговых колготках, тонких мембранных курточках и тонкотрикотажных балаклавах. Из-за того, что их тело все было покрыто обтягивающей тонкой одеждой, кроссовки казались чрезмерно массивными, как копыта заморских диковинных животных. Сразу было видно, что бегут профессиональные спортсмены, так как подобная экипировка стоит немалых денег и таким обычным утренних бегунам как я, это ни к чему. Сейчас начнутся презрительные взгляды, оценивающее изучение меня с ног до головы.

Я приготовился уходить, чтоб освободить им турник, но они, поглядев на меня глазами  в прорезях балаклав, пробежали мимо.  Я смотрел им вслед на их обтянутые попки, с врезающейся между булок тканью. Я выдохнул, и легкий парок вышел из моих легких в прохладное утро. Поразмявшись еще минут 10, я побежал легким бегом в обратном направлении, настиг спортплощадку, где эти трое растягивали ноги и качали пресс. Меня снова стал мучать вопрос, что за трусы у них под тайтсами, сзади ткань колготок была врезана в жопу как вторая кожа, а спереди глубоко черный цвет размывал очертания, и было непонятно то ли там подложка из поролона, то ли все такие есть трусы. Я пробежал мимо и на некоторое время забыл про них и снова глядел в отражающуюся синеву под ногами. Свернув с основной дорожки влево на узкую тропку, я заметил, что парни бежали метрах 50-ти от меня. Я направлялся к месту, где летом  частенько с друзьями пили пиво на бревнышках. По специфическом треску я понял, что парни свернули за мной. Обернулся – так и было, они стремительно меня настигали. Мне не хотелось останавливаться и пропускать их вперед, я решил скосить, чтоб они пробежали дальше, а я, обогнув по кругу, вернулся бы на свой путь.

Но парни скосили за мной, возникло ощущение погони, и я прибавил ход. Да, мне не показалось, парни тоже ускорились, а соревноваться с профессионалами было нереально, через 4 минуты я выдохся и меня настигли. Через запыхавшееся дыхание, я успевал только спросить «Вы че?», но парни ничего не говорили, а потащили меня к дереву, сняли и расшнуровали мне кроссовки, связали шнурками руки и привязали высоко к ветке. Меня взяла паника, но кричать «помогите» я все-таки стеснялся, я испуганно глядел на них и чуть громче обычного тараторил: «Что вам нужно, у меня ничего с собой нет, ни денег, ни карт, ни телефона, только пульсометр». Парень сзади пнул меня в коленки, я свалился, но упасть мне не дали привязанные руки. Шнурки натянулись и больно врезались в запястья. Ветка дерева нагнулась, но не сломалась, создав натяжение. У меня покатились слезы, чего не было с начальной школы.

Я просил отпустить меня, я понятия не имел, чего они хотят, выпустить мне тут кишки или просто ограбить, на самом деле во внутреннем кармане у меня лежала кредитка с крупным лимитом, поэтому этот вариант тоже крутился у меня в голове, но я молчал про нее. Я думал с сожалением про кроссовки «Блин, только вчера купил…». Парни стояли сзади меня и молчали, ничего не происходило, я висел руками вверх и стоя на коленях. Пытался подняться, как тут же получил удар в бедро и, вскрикнув один раз от боли, начал кричать «на помощь, вызовите полицию, убивают». 

- Андрюх, заткни его пока.

Мне вставили в рот носок моего кроссовка и больно ударили в живот, от чего меня развернуло, и я увидел, что рани стояли и дрочили свои небольшие тонкие письки  и кончали мне в кроссовок. От увиденного у меня моментально высохли слезы и заурчало в животе. Не взирая на боль в ногах и затекшие руки, каменная эрекция забрала на себя все болевые ощущения, я пытался встать, но меня за плечи опустили на место. Один из парней наступил кроссовком мне на пах, придавив хуй с яйцами, и проговорил молодым студенческим голосом:

- Ха, смотри, ему нравится, да он пидор! А я те сразу говорил, что это он на тебя так обдрочился!

Два парня уже спустили в мой кроссовок, а третий стоял у меня на яйцах и дрочил перед глазами, но у него плохо стоял, он теребил его пальчиками. Я чувствовал по запаху, что он скорее всего кончал вечером и утром еще не был в душе, потому что очень хорошо знаю этот запах по себе. Один из кончивших подошел ко мне и снял балаклаву, это был Сева. Только его добрый, детский и заботливый вид продавца в магазине сменился на надменный, высокомерный презрительный образ гопника из подворотни. Он произнес не своим голосом:

- Ничего личного, твои свинячества мне вышли боком, думаешь, в магазине нет камер? Так что не обижайся. Ты мне еще жопу лизать должен, за то, что я с охраной на короткой ноге, договорился, чтоб стерли весь этот день целиком. Будешь знать, как гадить в чужое,-  Сева надел мне на ногу кроссовок со спермой внутри, а парень дрочивший свой вялый член начал ссать в кроссовок, которым был заткнут мой рот. Сева стянул с меня штаны с трусами, парни натоптали в проталине грязи и стали грязными кроссовками пинать под яйца и вытирать об меня ноги.

- Да ему нравится! Ты глянь, у него стоит, как у моего кобеля перед вязкой!  А у него хуй больше моего и твоего тоже, Севка! – парень, который нассал мне в кроссовок, наступал мне на твердый хуй ошметками грязи, прилипшими на подошву. Я наклонил голову и пролил мочу на него. Он взревел и сильно оттолкнул меня. Ветка треснула и свалилась прямо на третьего парня, распоров ему ногу до крови. Тот заорал как резаная свинья, кровь хлыстала четкими пульсовыми волнами. Сева со вторым растерянно бегали вокруг него и не понимали, что нужно сделать.

Я ударился лицом о снег, расцарапав себе щеки ледышками. Мои руки заледенели, шнурки замотались на ветке, я стал кричать, чтоб они размотали мне руки. Парни не слышали меня и все еще бегали вокруг раненого, тыча в телефон и вспоминая как вызывать скорую с него. Только когда я заорал невыносимо громко, чтоб они развязали меня, и я наложу ему жгут. «Иначе  ваш ебаный гандон сейчас истечет кровью, и будете потом рассказывать ментам, как привязали  меня к дереву, чтоб обоссать, а дерево ебнулось и убило вашего сообщника» - после этих слов один из парней сказал Севке,  что тот сам замутил всю эту тему и пусть сам решает теперь что делать и убежал. Сева освободил меня от шнурков, которые я тут же использовал, чтоб завязать ногу. Кровь не останавливалась, шнурок не обладал достаточным натяжением, чтоб передавить артерию. Я прижимал пальцем выше места ранения, и кровь переставала течь. В таком состоянии с прижатым пальцем было невозможно нести его, нужно было все же чем то замотать. Я в приказном порядке выпалил: «Снимай с меня трусы!». Сева ошарашенно тупо стоял и ничего не делал.

- Держи тогда за меня, - я взял Севкину руку и пальцем прижал туда, куда нужно было, сам же быстро стянул грязные штаны и трусы, разорвал трусы зубами, высвободив их тугую и широкую резинку (спасибо немцам, сделали качественный товар) и этой резинкой как жгутом перевязал ногу. Взял Севкин телефон, набрал 112. До ближайшего ориентира, куда могла бы подъехать скорая, было километра три. Я натянул штаны, нацепил мокрые кроссовки и с Севкой взял под руки раненого парнишку, который немного побледнел, но не падал духом и материл сбежавшего козла Андрюху и уже представлял, как устроит ему темную после выхода из больницы. 

Когда мы подоспели к пункту проката великов, там уже стояла скорая. Фельдшер с интересом рассматривал импровизированный жгут с черепами и надписями «RAWFIST». Бригада приняла у нас парня и уехала. Я стоял весь грязный как свинья в хлеве с ободранным лицом. Штаны у Севы были запачканы кровью. Благо время было еще только начало восьмого, редкие люди мелькали на входе  в парк у установленных там тренажеров.

Я молча отвернулся и побрел обратно на то место, чтоб забрать шнурки и лесом дойти до родника, хоть немного вытереться и переждать время, пока люди выходят из подъезда на работу, чтоб не встретиться со всеми соседями в таком виде. Я начинал подмерзать из-за мокрых кроссовок, поэтому начал потихоньку бежать, а потом многократно ускорился, будто бежал стометровку, в конце выкрикнул со всей мощи, оглушив птиц на деревьях, и встал отдышаться. Через минуту за мной прибежал сева.

- Что еще от меня нужно? Ну да, я спустил в эту сраную китайскую кофту, потому что ты крутил передо мной пируэты своей супержопой в этих блядских штанишках. У меня от тебя в трусах все скрутило от желания. Да, признаю, был порыв. Вы тоже очень хорошо меня обгадили, по-моему, превзойдя меня в свинском таланте. А этот ваш уебок, который кинул тебя вместе с этим контуженым? Он что ли лучше чем я? Я никого не предавал и не опускал. Я просто обдрочился, глядя на охуенного соблазнительного пацана, – меня несло, я не выбирал выражения и говорил все что думаю, без фильтра стеснения и приличия.

- Остынь, - Сева уебал меня по щекам несколько раз. Его магазинный вид пай-мальчика резко контрастировал с тем борзым пацанчиком, что сейчас стоял передо мной. – Извини, возможно, мы перегнули палку, но, по сути, мы сделали то же что и ты. Ты накончал в чужую кофту, мы накончали  тебе в кроссы. Кстати, это была МОЯ рабочая олимпийка, я ее положил рядом, так как заебался таскать тебе полприлавка кроссовок. Ты вел себя как капризная баба, то жмет, то не жмет, то полоска не нравится, то шнурки не те, я еле сдерживался, чтоб не уебать тебя этими коробками.

Ну, а после того как я нашел в кабинке свою кофту со склеенным изнутри рукавом, и посмотрел по камерам кто с ней туда заходил, мне хотелось тебя отпиздить так, чтоб потом по косточкам собирали в травматологии. А сегодня, какая удача была встретить тебя тут утром, да еще в этих самых кроссовках. Но я гляжу, тебе не особо в тягость такое дрочево и ссанье  в кроссовки. Хуй то стоял как ружье на медведя! – Сева перестал быть серьезным и начал улыбаться, на что я ответил тем же и все, что случилось, отлегло от сердца, мы стучали себя по спинам  и ржали. Я рассказывал как дрочил в кабинке, он рассказывал, какой был злой и сегодня с каким кайфом спустил мне в кроссовок. 

- И, да, спасибо за Игоря. Если бы не ты, я бы неизвестно в каком виде дотащил его до скорой. А насчет Андрюхи я подумаю, я этого так не оставлю. Да и Игорь, думаю, хочет посмотреть в его пидорские глаза и замазать их собачьим дерьмом, - Сева стал материться и махать возмущенно руками.

В этот раз пришлось мне хлестануть ему по щеке, чтоб он отрезвел от ненависти.

- Успокойся, хватит этого детского сада. Игорь сам поймет, что поступил гнусно, и придет с поникшей головой. Если каждый раз вымещать свою злость, то все друг друга переубиваем в итоге – я пошел за кроссовками и помахал Севе руками. Он крикнул мне вслед:

- В кофте было много спермы, весь рукав был слеплен словно суперклеем, я бы посмотрел, как ты это делаешь!

Я, не оглядываясь, шел вглубь парка, чтоб ему не было видно моей довольной физиономии.

18+ Внимание! Данный ресурс содержит информацию 18+, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми. Использование сайта подразумевает согласие с правилами публикации. Пробный доступ не предоставляется для МТСа, Мегафона, Билаина и др. операторов. Стоимость услуги для абонентов

Введите код для удаления обьявления.

Для того, чтобы ваше объявление было более заметным и закреплено в самом верху, вы можете купить статус VIP или VIP PREMIUM!

Оплатить можно через банковскую карту/телефон/киви и другие способы.

Выберите период размещения VIP

1 день 3 дня 7 дней  30 дней

К оплате: 240 RUB