Гей рассказ "Кавказ"

Горный мед

В мой первый в жизни отпуск я отправился в Абхазию. Это было сравнительно недалеко, а главное – недорого.  Мне, 23 летнему мальчишке, отработавшему первый год менеджером по продажам офисной техники, платили сравнительно немного и выдали отпускных, которых не хватило бы на Европу, да и загранпаспорта у меня тогда не было. В наш краснодарский край ехать не хотелось, все-таки мечталось начать познавать мир, пусть и начав с ближнего зарубежья.  Дорабатывая последний месяц перед отпуском, я уже мыслями плескался в море и грелся на солнце. Конечно, одному ехать – это не очень весело. Друзей,  с кем можно было поехать, у меня не было. Знакомые парни по теме все как один были мажорами с замашками на Доминикану, Испанию или, на худой конец, Кипр или Грецию.

Ехать в постсоветское пространство для них – все равно, что сходить в общественный туалет на трассе, можно, но противно. У меня же на такой шикарный отдых тогда не было средств. Я не пал духом и решил воспользоваться опцией «путешествия» на популярном сайте знакомств, указал страну, сроки, кого ищу в попутчики и на следующий день мне написал парень из Люберец по имени Костя. Он спросил, куда конкретно я собираюсь, я честно рассказал, что еду первый раз вообще на отдых и сам пока не решил, где там остановлюсь. Он был парень старше меня всего на 2 года, но имел опыт путешествий, поэтому на все его предложенные варианты я согласился. Очень меня порадовало, что его бюджет ненамного превышал мои возможности и то, что он легко ориентировался в картах, в туристических сайтах, форумах и мог уже рассказать столько о месте планируемого отдыха, что можно было подумать, что он там уже был и все сам видел собственными глазами. Мы решили поехать на 10 дней, обсудили, как встретимся в  Адлере, созвонились, обменялись фотографиями. Не обошлось, конечно, разговоров на интимные темы, он оказался универсалом, как и я, что не могло не радовать, но подробно мы в вопросы секса не углублялись.  

Настал день икс и, выскочив из поезда, я смешался с толпой людей и месивом из сумок, чемоданов, рюкзаков и прочего багажа. Тогда вокзал переживал свой самый разгар строительства, тут и там были заборы, сколоченный домики, работал техника, все гремело, но  все равно уловил еле слышный сквозь эту какофонию шум моря. Потоки людей несли меня по проторенному кем-то маршруту, развернуться и оглядеться не было никакой возможности. Мне нужно было ждать у башни с часами, которую я пытался найти глазами, но пока тщетно. Наконец коридоры из заборов кончились, я оказался на относительно открытой площадке и увидел заветные часы. Там уже стоял Костя в белоснежных неприлично коротких шортах с огромным белым  чемоданом и огромными часами на руки с белым ремешком.

Сланцы были выполнены из широких кожаных ремней белого цвета, майка с необычно глубоким вырезом также была кипельно белая, и даже оправа его солнцезащитных очков поддерживала его «totalwhite»-аутфит. На фоне образа снежного мальчика крайне контрастно выглядела его волосатая грудь, волосатые ноги и руки и загар цвета латте. Сразу видно, столичный франт. Если бы я так оделся, я бы горел от ощущения, что все взгляды направлены на меня. Но Костю ничего не смущало и, мало того, на него абсолютно никто не обращал внимания. Мне нужно было учиться такому пофигизму. Костя говорил быстро, то и дело шутил, спрашивал меня что-то, сам предлагал варианты ответов, сам говорил, какой верный и постоянно ворочал головой на все 360 градусов. Я не успевал переваривать его речь, и мне в последующем понадобилось несколько дней, что стать с ним на одной волне. Все-таки медленная жизнь в провинции очень отличается от московского региона. Костя нес стеснения подходил к людям, спрашивал что, его интересует, как куда лучше пройти. Я бы постеснялся так приставать к окружающим и очень радовался, что мне в попутчики попался такой общительный парень. Он сильно удивлялся и восхищался, как я смог уместить все нужные вещи в один рюкзак, а я не представлял, чего он набрал с собой.

Мы залезли в тесную маршрутку, и там я позавидовал Косте, что тот был в майке и шортах-трусах, а то в моих джинсовых шортах совсем ничего не проветривалось, и пока мы доехали до границы, трусы насквозь промокли от пота. Пограничный контроль прошли на удивление быстро, успели до основного потока туристов, я даже не успел в полной мере насладиться мужчинами в форме. На выходе нас окружили толпы престарелых абхазов, выкрикивая названия городов и деревень. Так как Костя заранее изучал эту систему на формах, он целенаправленно шел дальше, а я только успевал отвечать «спасибо, спасибо, спасибо, нам не туда». Мы прошли на значительное расстояние от орущей толпы бомбил, и оказались рядом с небольшим рейсовым автобусом, не помню под каким номером, следующим до Пицунды. Досюда доходило немного народу, только те, кто уже знал это или кто как Костя заранее изучил. Пришел водитель, молодой бородатенький парень, взял с нас плату до Гагры и, не заполнив салон до полного, завелся и поехал. Это было сплошное наслаждение ехать в свободном автобусе, широко расставив и проветривая свои яйца.

С нами ехали местные и несколько туристов. Костя и тут не мог успокоиться и постоянно выспрашивал где, то почем. Разведав, что в Гагре нынче дорогая аренда, мы решили доехать подальше до Пицунды.  Высадив нас рядом с центральной площадью, автобус поехал дальше до конечной, а мы стали осматриваться. Нам хотелось, чтоб было недалеко от моря, а здесь весь полуостров был занят санаторием, нужно было продвигаться куда-то, огибая его. В итоге ничего не оставалось делать, как пойти по дороге в сторону, куда уехал автобус. Справа от дороги все время была бетонная стена, из-за которой возвышались бамбуковые заросли, слева были сплошные кусты и деревья маклюра. Мы завернули туда, чтобы пописать и заодно познакомились с Костей поближе, отсосав друг другу соленые писюны. Так мы и дошли до конечной автобуса, местечко Лдзаа или, как говорят, местные «Льджаа». На берегу располагался отель Пингвин, но мы пошли дальше и нашли гостевой дом рядом с протекающим горным ручейком, над которым росло дерево с грецкими орехами и белый виноград. Висевшая табличка гласила, что есть свободные комнаты. 

Неожиданно для нас хозяином оказался взрослый армян, который жил тут с сыном и держал этот небольшой гостиничный бизнес. На территории было несколько домиков, а также сдавались комнаты в большом доме. Повсюду были деревья мандаринов и хурмы, которые я сначала принял за яблочные деревья, только вместо яблок были зеленые помидоры. Взяв с нас какие-то смешные деньги за 10 дней, армян поселил нас в домике на отшибе с отдельной калиткой на дорогу. Мне показалось, что он стеснялся селить у себя двух молодых парней, один из которых выглядел как белая фея, поэтому и предложил нам этот дальний вариант. Нам, наоборот, это крайне понравилось. Сразу на выходе тек горный ручей, открывался великолепный вид на мандариновые сады и близко-близко вздымались горы, закрывая треть неба. Из неудобств был только общие души и туалет для всех жильцов, но туалетов было 3 и душевых тоже 3. Ни разу за все время отдыха не пришлось стоять в очереди. Ремонт был сделан приемлемо, кривиться от брезгливости не пришлось. Сразу освежившись в душе и переодевшись, мы прямиком отправились на море.

Галечный пляж, бамбуковые лежаки, чистейшая вода, кусты дикой ежевики и горный обрыв на заднем фоне сводил с ума наши городские головы. Было начало сентября и народу было много, но не так как в пик сезона, когда некуда ступить, и основной контингент был 40+. Из молодежи были только местные парни, которые купались в шортах, в которых и ходили. Шорты были надеты на голое тело, поэтому при выходе из воды обклеивали как вторая кожа, обозначая все до мельчайших подробностей. Потом парни растрясали воду и ложились прямо на гальку, расставив ноги как в гинекологическом кресле, и не стеснялись вываливающихся яиц. Я зашел в воду и оттуда глядел в сторону пляжа, где они лежали с развернутыми ногами и манящими меня подробностями. Костя тоже стер все глаза, мысленно облапав этих джигитов без комплексов. Я отошел пособирать ежевику и невольно стал свидетелем картины, как два абхаза за кустом сняли шорты, отжали из них воду, одели заново и пошли восвояси. Их свисающие необрезанные кожаные хоботы, покрытые густо волосами, торчащие волосы из межягодичной щели, волосатые подмышки, грудь, шея вызывали во мне жуткое слюноотделение. Я вернулся к Косте перемазанный ежевикой, и рассказывал ему о великолепных данных местных экземпляров. Костя тоже был очень заинтересован в таких подробностях. Местный интернет работал не очень хорошо, хорнет не показывал рядом никого, кроме нас двоих, последние объявления на гей-ресурсах про Абхазию датировались прошлым месяцем. Сентябрь реально оказался бархатным сезоном для лиц «бархатного» возраста. 

Мы не стали долго грустить, а взяли вина, и жизнь вновь стала удивительной и прекрасной. Поужинав в кафешке на берегу обычным шашлыком, договорились с одним парнем о завтрашней экскурсии на Рицу, вернулись в свой домик. Сразу же, как только мы вошли, в дверь постучали. Молодой армян лет 30 представился Ваганом, сыном того, кто нас сюда заселил, и сразу спросил, геи ли мы. Не став ждать наших растерянных ответов, он сразу сказал, что отношения к нам тут настороженное, при каких-то сильных проявлениях или предложениях с нашей стороны, можно пострадать. Абхазы, как и все кавказцы, народ горячий, сначала делают, потом думают. Он взял с нас обещание, что мы не будем рисоваться, держаться за руки, целоваться и всячески проявлять себя на публике. «Тут можете хоть целыми днями кувыркаться, но не за пределами этого дома».  Он так же поинтересовался, пара ли мы. Мы жутко смущались этого неожиданного допроса и не знали что отвечать, что бы выйти из ситуации наилучшим образом. Когда не знаешь что соврать, лучше сказать правду. Рассказали ему, что познакомились специально на сайте, чтоб не поодиночке ехать, а так сами друг друга первый день видим. Вагану это очень понравилось, он сменил строгий тон на доброжелательный, стал рассказывать, как и что у них в доме, где кухня, где лучше вино брать, где дешевле экскурсии и стал потирать свой пах. Мне сначала показалось это случайностью, но его потирания не прекращались. Он продолжал рассказывать про местную жизнь, как они сюда переехали с отцом, и продолжал мять свои яйца через брюки и глядеть нам в глаза пронзающим взглядом. 

Я решил попробовать проверить его намерения, откинулся и повторил его жест, охватив свой член через шорты. Есть контакт. Ваган щелкнул щеколду и спустил брюки. Далее не было слов, были только действия. Мы с Костей встали перед ним на колени и с двух сторон прилипли губами к его члену. Он, дергаясь, поднимался, шкурка натягивалась, постепенно освобождая головку. Я запустил руку ему под яйца, там было влажно и пушисто. Костя мацал его волосатую жопу и сосал уже вовсю вставший хуй. Хуй Вагана был похож на гриб, очень широкий у лобка, потом сужался к головке, там у него был какой-то излом, и под углом была прилеплена крупная шляпа с заостренным кончиком. Уретра была настолько широкой, что залупа выглядела словно разрезанной пополам.

Ваган гладил Костю по голове и приговаривал, что как круто, что мы приехали и поселились именно у него, как давно ему не сосали педики. Я хотел тоже попробовать армянскую залупу и сменил Костю, а тот подошел сзади и стал отлизывать попу. Ваган чуть присел и подался вперед, зажав мою голову у себя между ног, таким образом, открыв Косте поле для оральных утех. Ваган быстро возбудился от такого двустороннего орала и своей сильной рукой стал вбивать мою голову себе глубже, выкрикивая матерные слова и через минуту кончил. Костя тоже хотел попробовать вкус армянской кончи и сосал Вагану опускающийся хуй. Мне сперма попала так глубоко, что я ее автоматически проглотил, Косте не досталось и после ухода Вагана, он мстил мне за это, трахая в жопу своим бритым толстеньким огурчиком, не выпуская мой язык из своего рта. Первый день отдыха удался на славу. Путешествие обещало стать незабываемым.

На утро Ваган снова был у нас. Я терпеть не могу секс спросонья, поэтому предоставил Косте такую возможность попробовать армянскую малафью, а то вчера ему не досталось. Ваган быстро отстрелялся, дал напутствие, чтоб не шалили тут открыто, сказал, что уезжает на 2 дня в Сочи на работу, как приедет - будем его обслуживать.  Покивав головами как в детском саду, мы стали собираться на экскурсию. Гид оказался интересным молодым мальчишкой, всю дорогу нам что-то рассказывал, у нас же в одно ухо влетало, из другого вылетало. На Рице нам понравилось: нафоткались, наелись традиционной абхазкой еды, на обратной дороге нас завезли на пасеку, где кормили блинами с горным мёдом, рассказывали о чудодейственном влиянии их меда на потенцию, называя его горной виагрой. Ведущего звали Даур, абхаз лет 35, он был настолько обаятельным и сексуальным в своих обтягивающих штанишках и рубашечке, что у нас с Костей образовались каменные стояки, которые невозможно было скрыть (мы решили последовать примеру тех  парней с пляжа и не надели под шорты белье, так менее жарко и свободно).

На что ведущий этого медового шоу, рассказывая и виагре, обратил внимание всей толпы на нас, сказав, что этим парням она пока не требуется. Мы как два красных рака с небольшим успехом прятали свои паховым области за поясными сумками, а вся компания безобидно хохотала. Мужики за 40 расхватывали банки с медом как горячие пирожки на морозе, их жены брали по второй банке. Мы тоже взяли по банке меда как сувениры, что опять вызвало  волну смеха, что наши бабы не выдержат такого долгого траха, но кто-то шептался, что баб у нас нет, и он опасается за наши задницы, которые могут быть стерты в порошок. В целом всё проходило доброжелательно и без агрессии. Мы взяли по бутылке медовухи. Сразу выпив ее залпом, и взяли по второй, а потом и по третьей. Вместе с третьей Даур мне всунул в руку бумажку с номером телефона и нарисованным сердечком и подмигнул мне. Мальчик-гид звал всех в микроавтобус, пора было отправляться на базу и мы с Костей тоже поспешили. Внезапная записка от этого пчеловода породила у нас множество фантазий, но помня предупреждения Вагана, мы решили не предпринимать никаких действий. Остаток дня мы привели на пляже с божественным полусухим вином «Эшера», заедая его спелым инжиром и копченым сыром. На следующий день у нас была запланирована поездка в Новый Афон: пещеры, водопады, крепости, ущелья. Провели там целый день до вечера, и назад приехали уже по сумеркам. 

У нашей отдельной калитки отирались два местных парня, проводили нас взглядом, но ничего не сказали, разговаривая друг с другом на своем языке. Мы сильно устали, натопались за весь день столько, сколько не ходили за неделю. Ноги гудели и пятки горели огнем. Мы лежали с Костяном в позе 69, мяли друг другу икры и растирали стопы. Про секс даже мысли не было. У обоих была сильная усталость, и мы быстро уснули. Утром нас разбудил Ваган, он вернулся с 2-дневной смены, от него пахло козлом: запах пота, смешанный с запахом мочи и своего собственного запахом кожи.

Двухдневные трусы источали горячий аромат Кавказа, что даже я утром возбудился и принял участие в ублажении армянского тела, что для моего организма нехарактерно. Полизав Вагану липкие яйца, я спустился вниз и стал облизывать ему ступни, соленые и возбуждающие. Вычистив ему все межпальцевые промежутки и отсосав все пальцы на ногах, я снова поднялся к уровню ширинки. Костян уже вычистил Вагану заросшую творогом залупу и мне там не оставалось ничего вкусного, я нырнул языком Вагану в очко. Там было горячо, волосато, вязко и липко. Среди бесконечных клоков волос я не сразу нащупал языком дырочку, а когда прикоснулся к ней, она открылась и пустила меня поглубже. Меня покрывало мелкой дрожью от того, что я языком прочищаю дымоход волосатому армяну. Ваган стянул мои трусы и ухватился жесткой хваткой за мой хуй, притягивая его в своей жопе и всем видом показывая, чтоб я в него вошел. Языком я прочувствовал, что его жопа мягкая и податливая и вполне могла бы принять среднестатистический хуй. Что  в следующую секунду подтвердилось, мой член с легкостью вошел в его мягкое очко и утонул в нем. Ваган ничего не говорил, он ездил на моем члене, параллельно вгоняя свою шляпу Костяну в рот. Разврат продолжался недолго, Ваган стал кончать и соскочил с меня. Я пихнул свой член в рот Костяну, где плескалась сперма, и вместе со спермой он вычистил и вылизал мне залупу. Ваган тем временем, натянул штаны и ушел мыться и отсыпаться. Мы тоже хотели еще поспать, но отправились на пляж, там искупались и закемарили на лежаках под тентом. Там нас нашел мальчик-гид и сказал, что он вчера был на пасеке и пчеловод спрашивал, не хотим ли мы еще приехать к нему за медовухой. Я не помнил, куда сунул записку с телефоном. Мальчик-гид сказал, что возит туда экскурсии ежедневно, если что с ним можно доехать, денег возьмет только за проезд.  

Медовуха – это, конечно, хорошо, но инстинкт самосохранения не давал потерять бдительность и поехать к неизвестному мужику с непонятными намерениями в чужой стране. Сердечко на записке могло означать только одно и не давало покоя нам с Костяном. Уж такой симпатичный был этот Даур, и потом, у нас не было еще никогда с абхазом. А так хотелось почувствовать себя в жестких кавказских руках. В брошюрке мы обнаружили, что существует отдельная экскурсия на пасеку, на целый день, с добычей бортевого меда и дегустацией. Взяли ее на следующий день. Решили, что приедем туда как обычные туристы, а там будем действовать по ситуации.  Весь текущий день мы никуда не ходили, лежали на пляже, плавали, кушали прямо на берегу в кафешке, после вчерашних хождений по Афону, ноги требовали отдыха. Вечером ждали Вагана, но он не пришел. Около калитки опять отирались те же двое, что и накануне. Следующим утром Костян ртом обслуживал Вагана, пока я выползал из кровати, накануне взяли домашнего вина, и сильно пожалели, голова трещала по швам. Теперь только заводское, только бутылочное. Я допил остатки спрайта и хотел еще пойти к раковине попить из-под крана. Я ждал пока Ваган спустит, а тот пошутил, что может угостить «виски из своей пиписки для устранения сушняка» после того как кончит. Я проник пальчиком ему в попку, нащупал простату и стал жестко ее массировать, Ваган откликнулся стремительными выстрелами Косте в ебальник, а через полминуты вылил в меня с поллитра светлой чуть соленой мочи, которую я жадно глотал, так как жутко хотел пить. Если бы она подавалась с его хуя еще и охлажденная, был бы вообще кайф. Ваган выходил, восхищаясь каких охуенных педиков послала ему судьба этим сезоном, а в это время свой мочевой пузырь опорожнял в меня Костя. Он сказал, что не догадывался, что у меня могут быть такие наклонности, так бы уже давно поил меня хоть каждый раз. Честно говоря, я сам об этом раньше не догадывался.

Мальчик-гид ждал всех в микроавтобусе на том же месте, откуда мы отправлялись на Рицу. В пути выяснилось, что на пасеку едем только мы двое, все остальные - на озеро. Нас высадили по пути, где нас встречали двое на легковой машине. Пересев, мы узнали этих двоих, это они отирались у нашей калитки последние два вечера. Мы притихли, но один из них как все гиды начал рассказывать про Абхазию, про историю и потом перешел на тему меда и пасек. Мы успокоились и, как обычно, информация долго не задерживалась в наших головах, мы наслаждались пейзажами, воздухом и компанией кавказских мужчин. На пасеку, на которой мы уже были, мы подъехали с другой стороны, поэтому не узнали ее. Оказывается, там тоже был гостевой дом, можно было остаться на ночлег, но толп туристов мы не наблюдали. В основном аудиторию этого дома в горах составляли сами абхазы, приезжая  на сутки - двое отдохнуть с баней. Нам огласили план мероприятий на день, в него входил завтрак, экскурсия по пасеке с ульями, сеанс апитерапии, потом обед, потом поход в горы за бортевым медом и в конце баня и медовый массаж. Программа звучала насыщенно и привлекательно, особенно баня с массажем. 

Покушав уже знакомые блинчики с медом, мы отправились на пасеку, где нас уже ожидал Даур. Он начал рассказывать нам двои опять все ту же заученную сказку про биологическую память меда, и виагру, и бла-бла-бла, пока Костя не остановил его, сказав, что мы только вот пару дней назад уже это слушали. «Скажи лучше, что хотел нам сказать. Зачем номер телефона дал» - Костя – мастер задавать вопросы в лоб. Даур заулыбался и сказал, что мы очень симпатичные ребята и когда он заметил в тот раз  возбуждение в шортах, у него оно тоже возникло, и что если есть желание, то можно всем вместе неплохо отдохнуть. Даур выбирал очень осторожные и деликатные выражения, использовал аналогии и аллегории, слушать его было сплошным удовольствием и главное, мы друг друга поняли. Мы решили, что снимем тут номер на ночь, чтобы не торопиться вечером обратно и до обеда выбрали себе комнату с балконом и видом на обрыв, за которым виднелось заросшее лесом ущелье. Нас ждал прием апитерапевта, меня пугала перспектива быть ужаленным, но после пары пчел в поясницу оказалось, что ничего страшного в этом нет. Неприятные ощущения быстро проходят и сменяются разливающимся теплом и ощущением легкости в спине. Обед начался с медовой настойки в качестве аперитива и завершился медовухой на диджестив. Поход за бортевым медом организовывал один из парней, кто  подвозил нас сюда, Теймур.

Не являясь большими фанатами пеших походов, особенно после долгих похождений по Афону, после этой части экскурсии мы пришли с Костей совершенно выдохшиеся. Дикие  пчелы и медовые соты в бревнах и дуплах выглядели экзотично, но запах от волосатых подмышек Теймура и его ярко выраженный кавказский говор беспокоили нас с Костей значительно больше. Впереди еще была баня  и массаж.  Баня ничем не отличалась от обычной сауны,  была построена по стандартному проекту, такие возводят за сутки. Необычным было только наличие банщика, которым оказался второй из тех парней, что нас сюда подвозили и отирались у нашей калитки в деревне. Его имя Сандро нас удивило, так как звучало как-то по-итальянски. Оказалось, что это имя шло родом из древней Персии и означало «защитник людей». Сандро был в специальной форме банщика: широкие из тонкой ткани бриджи, жилетка нараспашку из ткани потемнее, тапки, рукавицы и шапка с надписью Апсны, что означает Абхазия на родном языке или страна души. Его бриджи были так низко одеты, то спереди держались исключительно за счет члена, все лобковые волосы были наружу, без разграничения переходя в верх в волосатый живот, а сзади сползали до середины задницы, и будь она чуть-чуть поменьше в размерах, эти штаны слетели бы как пить дать. Распахнутая жилетка с широкими проймами прекрасно демонстрировала волосатую грудь с торчащими маленькими сосками и сильно волосатые подмышки, растянутыми вниз и вдоль по руке. Непривычно сильно торчащий кадык и трехдневная щетина на лице Сандро делала его в наших глазах чрезвычайно желанного любовника.

Мы с Костей решили, что не будем стесняться, и не стали наматывать на себя предложенные нам простыни. Было видно, что Сандро, войдя в баню и увидев, что мы сидим совершенно голые, опешил, но старался не подавать виду. Он предложил нам на выбор веники из березы, дуба, серебристого эвкалипта, голубого эвкалипта, чайного дерева, бамбука. Мы понятия не имели, что эвкалипт бывает голубым и подумали, что это тоже свое рода «проверка», и выбрали именно его. Может,  это и было сделано специально, но как оказалось, голубой эвкалипт реально существовал и выглядел очень необычно, с круглыми серебристыми листочками, на самом деле немного отливающими в синий цвет. Сандро велел нам лечь на животы и, разгоняя пар, начал легко похлопывать по нам вениками. Воздух наполнился такой концентрацией фитонцидов, что каждый вздох превратился в травяную ингаляцию. Сандро еле касался нас вениками, но ощущения были будто мы под паровым утюгом, вот что значит профессиональный банщик. По команде мы перевернулись на спину, и утюг начался с другой стороны. Я лежал ближе к Сандро чем Костя и видел, что штаны у него промокли и висели еле-еле на бедренных буграх и полустоячем члене, свет позади Сандро давал мне четкую тень его гениталий, я возбудился, но вследствие невозможно жаркой температуры, мой член не реагировал совсем, а мозг желал только поскорее  окунуться в прохладную воду. Я не выдержал и вышел, упав в большой специальный чан с водой, стоявший рядом, сию минуту ко мне присоединился Костя. Сандро вышел и только умывшись, развалился в кресле. Его бугор в паху превратился в огромный холм, но  Сандро вел себя так, как будто ничего не происходит. Он парил нас в 3 захода, после исчез.

Мы остывали от саунного жара  в чану с прохладной водой, который был установлен прямо на улице. Это было нереально круто на свежем воздухе, видеть небо, лес, ощущать местный воздух. Нас ждал массаж, и мы обмотались полотенцами и прошли в комнату с панорамными окнами в пол. Два массажных стола располагались рядом, мы легли с Костей, вошли два щуплых молодых парня, что нас несколько расстроило. Мы ожидали крепких волосатых массажистов, а не детский сад. Но массаж они делали просто отменный, пока не намазали мед. Медовый массаж, скажу я вам, это еще то удовольствие… Не очень приятный, но видимо, эффективный раз так рекламируется. Изюминкой массажа стало капание горячего пчелиного воска на биологически активные точки на руках, стопах, спине и шее. Раньше я нечто подобное видел в извращенской порнухе, а тут это было оздоровительной процедурой. После 40-минутного сеанса массажа нас накрыли горячими влажными полотенцами и сказали лежать. Даже если бы приказали вставать, я бы не встал. Баня, потом этот массаж, потом шлепки с медом, потом этот воск – я, мне кажется, лежал и не чувствовал ни рук, ни ног, как будто мне отрубили все что ниже головы. Мы полежали минут 15, после чего все-таки поднялись. Легкость в теле была такой явной, будто гравитацию отключили и если сильно оттолкнуться, то можно улететь сразу на вершину горы. Мы прошли с Костей в свой номер. К нам заглянул Даур и пригласил на ужин. Есть не хотелось, но мы все же спустились. На ужин была форель на пару, ризотто и на десерт чай на горных травах с кусковым медом. Даур, Теймур и Сандро ужинали с нами. Сандро переоделся в белую рубашку навыпуск и светло-зеленые льняные брюки. Брюки были надеты так же на голое тело, что делало его хозяйство легко читаемым. Ужин закончился и Даур стал убирать со стола, я тоже собрал тарелки и понес за Дауром, хотя тот категорически сопротивлялся, мол, я гость, я не должен ничего делать. Зайдя в кухонное пространство, я поставил тарелки и подошел к Дауру сзади близко-близко,  как будто тянулся рукой к полотенцу. Я коснулся щекой его колючей щеки, ощутил его запах. Он повернул лицо и поцеловал меня в губы. А после повернулся весь, и долгий поцелуй унес меня от реальности, пока сзади меня не обнял и не прижался ко мне всем телом вошедший Теймур. Они поцеловались с Дауром и со мной. Теймур сказал, что ждет нас в бильярдной. Мы убрали со стола и присоединились к остальным ребятам, которые не теряли времени. Теймур уже ебал Костю в жопу, Костя опирался на бильярдный стол. А Сандро стоял на столе и трахал Костю в рот.

Я недолго пососал Дауру, а после лег на стол, подняв ноги кверху. Даур вошел в меня и начал нежно потрахивать. Сандро сел мне налицо своими зарослями в очке, Костя продолжал сосать ему хуй. Все были пропаренными чистыми как младенцы. Теймур с Дауром поменялись местами, мы с Костей приблизились ртами, начали целоваться. Сандро спустился со стола и вставил в зад Дауру. Даур стал еще прекраснее, чем он был, он кончил мне в очко, но не остановился и продолжил. Булькающие звуки возбуждали нас еще больше. Теймур тоже кончил, вынул свой член и дал мне облизать. Костя сел растраханной дырой мне налицо и выпустил в рот всю теймурову кончу, а после высосал у меня ее изо рта. Парни охреневали от нашей развратности, Даур кончил второй раз, Сандро вышел из него и вошел в меня, истекающего спермой и тоже кончил в меня. Костя подлетел снизу и собрал себе в рот все, что вытекало из моей пизды и поделился со мной рот в рот. Я тоже хотел кончить, но как-нибудь необычно, я подошел к отдыхающему Дауру, наклонил его и трахнул в очко, не сразу, правда, отыскав дырку среди клоков волос. После меня его также трахнул Костя. Даур был на седьмом небе от счастья и признавался нам в любви. В эту ночь сон у меня был самым глубоким и спокойным в жизни. Горный воздух, отпаренное, отбитое массажем и оттраханное горцами  тело, хрустящее свежее постельное белье – это реально лучший отдых изо всех, что может быть. 

Следующие дни мы провели у себя в деревне. В режиме два через два к нам заглядывал Ваган, угощая после смены хуевым творожком и золотым дождем. Пару раз захаживали Теймур с Сандро на 20 минут быстротраха, приглашали еще на пасеку. Перед днем отъезда, мы все же решили с Костей повторить эту увлекательную программу. В ту ночь мы не спали совсем. Медовый секс начался сразу в бане, продолжился на массаже и продлился до рассвета. В обратном поезде я сразу уснул, проснулся как раз через сутки за 5 минут до своей станции. Серость рабочих будней не омрачала мое великолепное настроение. Горное медовое послевкусие сопровождало меня до следующего отпуска, в который мы снова списались с Костей и, признавшись друг другу в нежной любви к Кавказу после прошлой поездки, отправились в Грузию…

Конец

18+ Внимание! Данный ресурс содержит информацию 18+, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми. Использование сайта подразумевает согласие с правилами публикации.

Введите код для удаления обьявления.

Для того, чтобы ваше объявление было более заметным и закреплено в самом верху, вы можете купить статус VIP или VIP PREMIUM!

Оплатить можно через банковскую карту/телефон/киви и другие способы.

Выберите период размещения VIP

1 день 3 дня 7 дней  30 дней

К оплате: 330 RUB